«И пусть звуки фандыра слышатся со всех концов Осетии…»

Музыкальное искусство нашего народа имеет богатую древнюю историю. Игра на музыкальных инструментах широко описана в осетинском фольклоре. Среди них особое место занимает фæндыр. Издревле виртуозной игрой на фандыре владели многие поколения осетин, секреты профессионального мастерства передавались из поколения в поколение. Одним из показателей благовоспитанности девушки-осетинки считалось и умение хорошо играть на этом инструменте. В современной Осетии, особенно здесь на Юге профессиональных гармонистов немного. Среди них особенно выделяется Шорена Алборова – заслуженный деятель культуры РЮО, более сорока лет своей жизни посвятившая работе в главных очагах нашей национальной культуры. В ее послужном списке госансамбль «Симд», фольклорный ансамбль «Ир», работа с подрастающим поколением в Лицее искусств и самодеятельными коллективами в районных Домах культуры. И конечно же, главное ее пристанище в ставшем для нее вторым домом Госдрамтеатре. Шорена стала поистине народной артисткой, за последние годы без ее участия не обходился практически ни один концерт. Наблюдая за виртуозной игрой Шорены трудно поверить, что она является гармонистской-самоучкой. О своих первых шагах в искусстве игры на гармони, трудных годах периода упадка осетинской культуры и о видении будущего в этой сфере Шорена Гедевановна рассказала в нашей беседе.

 

– Родилась и выросла я в высокогорном селении Надарваз Кударского ущелья. Семья у нас, можно сказать, была музыкальная, и родители, и мы, дети (нас было четверо) почти все имели тягу к музыке, танцам и пению. Более того, наверное, среди моей ближайшей родни не найдется человека, который бы в той или иной степени не владел игрой на гармони. Свою первую мелодию на осетинской гармони я научилась играть, когда была еще совсем маленькой. С этого дня, услышав очередную мелодию по радио, я брала в руки инструмент и на слух стала повторять ее, по несколько часов в день упорно занимаясь совершенствованием своей игры. В своем увлечении музыкой я была не одна, два брата и сестра тоже были серьезно увлечены игрой на гармони, можно сказать, что из нашего дома постоянно были слышны звуки осетинского фандыра. Помнится, отец в какой-то момент нас даже укорял за особую тягу к музыке, мол, главное для нас – это учеба, получение хорошего образования, а все остальное второстепенно. И хотя учились мы неплохо, все же, наверно, каждый из нас сам расставил по степени значимости свои приоритеты. В моем случае возобладала любовь к музыке, хотя после школы я поступила в Юго-Осетинский пединститут, окончила его, но получилось так, что по полученной специальности не проработала и дня. А работать я начала довольно рано, я училась еще в 8-ом классе, когда меня приняли на работу в Дом культуры поселка Квайса. От нашего села до поселкового центра 5 километров, родителям боязно было меня отпускать одну через безлюдные места, поэтому отец ежедневно сопровождал меня на репетиции и обратно. Уже во время учебы в институте я начала работать аккомпаниатором студенческого ансамбля при ВУЗе, параллельно работала еще в нескольких местах – в школе №12, в доме Профсоюзов, в 11-ой школе… Тогда же в мою жизнь вошел и Юго-Осетинский Государственный драмтеатр и занял в ней главное место на долгие годы. Я училась еще на третьем курсе, когда меня пригласили на работу в театр. Ставили спектакль по пьесе Михаила Гучмазова «Фыдæлты уæзæг». Одним из непременных условий автора было то, что бы в спектакле звучала «живая» музыка, причем обязательно мелодии осетинского фандыра. Несколько месяцев репетиций, затем – премьера с оглушительным успехом, спектакль прочно обосновался в репертуаре театра на несколько лет, а я именно тогда поняла, что наш театр именно то место, которому хотелось бы служить всю жизнь. Через какое-то время я уже и сама стала подбирать музыку к спектаклям. Вообще, у театра свои правила по отношению к музыкальному оформлению. Тут важно не столько просто сыграть, но и соответствующим образом «подстроиться» под движение танцора или исполнителя песни. Музыкант и актер должны на сцене чувствовать друг друга, иначе успешного выступления добиться невозможно.

– Наверное, лучшим и самым главным признанием Вашего профессионализма как гармонистки, является признание зрителя. И все же, нет ли у Вас сожаления, что не удалось получить профильное профессиональное образование?

– Естественно, такие мысли в молодости у меня были, но как я уже сказала, начала я работать довольно рано. В Южной Осетии уже в тот период было мало людей, профессионально играющих на гармони. Если бы я оставила работу и уехала на несколько лет на учебу в Северную Осетию, (а получить профессиональное образование возможным было только там) я подвела бы очень многих людей и в театре, а позднее и в других творческих коллективах. Так что со временем мне пришлось смириться с тем, что я профессиональный музыкант без профессионального образования (смеется). Был момент, когда мне предлагали также работу в Северной Осетии, меня настойчиво звал к себе главный режиссер Северо-Осетинского академического театра Геор Хугаев, обещал создать мне все условия для полноценной работы, но я отказалась. Это было начало 90-ых, в тот период я фактически была единственной гармонистской в Южной Осетии, со мной было связано слишком многое. Я осталась и впоследствии об этом ни разу не пожалела, хотя в послевоенные годы приходилось ой как трудно. Днем репетиции в Доме культуры, вечером спектакль в театре, постоянные концерты, участие в различных «культурных» мероприятиях… Иногда казалось, что я не выдержу такого ритма жизни. Был момент, когда уже плечи не выдерживали тяжелый инструмент, немели руки, но я продолжала играть. Играла даже когда на сердце было совсем тяжело, на дворе война, люди погибают, а ты не можешь себе позволить плакать, потому что вечером очередной спектакль, куда придут люди, которым ты просто обязана подарить пару часов радости от звуков осетинского фандыра. Так продолжалось почти 13 лет, за это время я ни разу себе не позволила, чтобы по моей вине сорвался какой-то спектакль или концерт. В те годы мы, служители искусства почти все находились на волне какого-то внутреннего национального подъема, каждый из нас выкладывался в работе полностью, без остатка, чтобы не позволить угаснуть очагам нашей культуры. Я помню, как мы давали спектакли в помещении театра, когда в зале бывала зачастую и минусовая температура. Народ буквально валил на спектакли, свободных мест в театре практически никогда не было. Люди сидели в зале в зимней одежде, но мы-то не могли выходить на сцену в пальто и шапках. В памяти остался один эпизод. Мы, музыканты во время спектаклей обычно располагались в боковой ложе рядом со сценой, на виду у зрителя (оркестр театра к тому времени распался). Мы, это чаще всего я и ныне покойная Фатима Гаглоева, аккомпанирующая на фортепиано. Как-то перед началом спектакля Фатима мне говорит: «Шорена, что-то у меня руки замерзли, совсем не слушаются, если я вдруг прерву свою игру, ты не останавливайся, ради Бога». Тот спектакль мы доиграли, но такая ситуация повторялась не раз. Театр в тяжелые 90-е выжил благодаря самоотверженной работе своих работников, поэтому вдвойне обидно, что сегодня, в мирное время у нас по прежнему нет полноценных условий для работы.

– За более чем 40 лет профессиональной деятельности Вам удалось поработать почти во всех очагах национальной культуры Южной Осетии, это позволяет Вам, безусловно, давать и оценку их сегодняшней деятельности. Что сегодня мешает развитию осетинской культуры?

– Я часто вспоминаю разные фрагменты из нашей жизни за последние 20 лет. Особенно ярко запомнился случай из далекого 1992-го. В республике тогда шли боевые действия, а мы, коллектив фольклорного ансамбля «Ир» тогда репетировали в Северной Осетии, готовились к гастролям заграницу. Из-за финансовых проблем в последний момент наша поездка в Швейцарию оказалась под угрозой срыва, и туда уже хотели послать северо-осетинский ансамбль «Алан». Наши руководители знали, что в тот момент все руководство Южной Осетии находилось в отъезде, тогда как раз шел предшествующий Дагомысскому соглашению процесс. И все же наш худрук Вера Бикоева позвонила лично Торезу Кулумбегову и объяснила ситуацию. Потом пересказывала его слова: «Война войной, политика политикой, но наша культура от этого страдать не должна». Уже наутро необходимая сумма была перечислена, мы уехали в Швейцарию и дали там несколько концертов. Стоит ли говорить о том, с каким интересом швейцарский зритель посещал наши концерты. Кстати, в Швейцарии с большим интересом разглядывали мой инструмент, удивлялись разнообразию его звуков. Предлагали мне его продать, причем за немалые деньги. Естественно я на это не решилась, в те годы такой инструмент было крайне трудно достать, и я, в случае его продажи, могла остаться вовсе без работы. Возвращаясь к той нашей поездке скажу, что наши концерты были лучшим представлением о Южной Осетии для иностранцев, которые, возможно, до тех пор даже представления не имели о нашем народе. Такие моменты были важны и тогда, а сегодня приобретают еще большую актуальность. Мир должен знать нас не только как государство, где 20 лет была война, но и как нацию с высокой культурой, богатым национальным искусством. Поэтому нам надо работать, засучив рукава, всячески подстегивая желание работать, заставляя его преобладать над всем остальным. Хотя сегодня трудно приходится всем. Мы еще не оправились, многих из нас сильно «сломали» несколько войн, особенно август 2008-го. Но двигаться вперед нужно в любом случае. Никто из России, или еще откуда-нибудь не придет и не возродит нашу культуру, и это, пожалуй, единственная сфера, ответственность за будущее которой полностью лежит на нас самих, естественно, при поддержке государства.

– Почти во всех направлениях сферы культуры, во всех очагах национального искусства у нас за последнее время ощущается нехватка кадров, и профессиональные гармонисты, в том числе, не являются исключением. Проявляет ли молодое поколение интерес к игре на осетинской гармони и есть ли предпосылки к тому, чтобы данный национальный вид искусства развивался?

– Естественно, появились молодые музыканты, которые серьезно работают над уровнем повышения своего мастерства. Это и Эльбрус Ходов, и Ацамаз Маргиев и другие. Сегодня острой нехватки специалистов, профессионально владеющих игрой на осетинской гармони, уже не ощущается так остро. Но все же хочется, чтобы таких молодых людей было больше. Для этого нужно больше заинтересовать молодое поколение, проводить соответствующие фестивали, находить талантливых самородков и создавать им условия для занятий данным видом искусства.

– Параллельно с работой в Госдрамтеатре Вы уже много лет работаете и в народном театре Дома культуры при администрации Цхинвальского района. Сейчас уже будучи художественным руководителем районного Дома культуры какие задачи ставите перед собой?

– В Цхинвальский районный отдел культуры я пришла работать еще в начале 90-ых. Тогда там фактически не было ни ансамбля, ни народного театра. Все это начала возрождать Юза Тадтаева, тогдашний руководитель отдела культуры. Все мы работали на одном энтузиазме, собрали людей, приглашали артистов как из числа труппы Госдрамтеатра, так и самородков. Я сама основала вокальную группу «Ирон фандыр» пригласила Джамболата Хугаева, Сослана Хассиева еще ребенком, других исполнителей. Сегодня Дом культуры вполне успешно функционирует под руководством Ростика Гаглоева. Мы периодически с концертами выезжаем в районы и отдаленные села Республики. Каждая наша поездка, каждый концерт приносят множеству сельских жителей массу положительных эмоций, и это является главной по значимости благодарностью за нашу работу. Вообще, самодеятельные коллективы очень необходимы для развития культуры, они ее «подпитывают». Практика показала, что именно из самодеятельности пришли в разное время в профессиональное искусство многие наши именитые деятели культуры. Так что это направление своей творческой деятельности я считаю не менее значимым.

– При Вашей загруженности работой как удается выкраивать время на семью, домашние хлопоты?

– Иногда мне кажется, что чем больше я занята, тем больше у меня времени. Я всегда старалась удерживать баланс между работой, творчеством и семьей. Никакая занятость на работе не может быть оправданием для матери, которая занята в ущерб своим детям. Сейчас они у меня уже взрослые, поэтому и хлопот, естественно, поубавилось. Кстати, оба моих сына имеют тягу к искусству. Старший еще будучи старшеклассником начал работать в госансамбле «Симд», но с профессиональной карьерой у него не сложилось, из-за травмы колена ему пришлось покинуть ансамбль. Младший хорошо играет на гармони, поет эстрадные песни. Оба уже получили высшее образование, но какую дорогу они выберут в дальнейшем, еще неизвестно, в любом случае, навязывать свое мнение им я не буду. Можно сказать, что я счастливая женщина, и две составляющие этого счастья моя семья и любимая работа. Работа, которая приносит удовлетворение не только мне, но и массу позитивных эмоций ценителям осетинского искусства. И пусть звуки фандыра слышатся со всех концов Осетии!..

Рада Дзагоева

Юго-осетинская газета «Республика»

 

 

Источник - ИА Осинформ.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
19 августа 2011 10:36

Приятно читать слова трудолюбивого, влюблённого в своё дело, талантливого человека и замечательной женщины.
Тут так часто рвут на себе волосы *патриоты*, готовые себя посвятить Осетии, почему бы им, имеющим, с божьей помощью  определённые  финансовые возможности, не открыть  для неё класс-студию( нужна лишь полноценная зарплата и инструменты в класс) , где она свой природный дар, талант и умение передавала бы детям?
Дай Вам Бог,ув Шорена, всего самого лучшего, вам и вашим близким.Вы и вам подобные и ЕСТЬ настоящая Южная Осетия.
------------------------------
Увы , как правило, у нас таковых не находится..Есть только одна вожделенная должность президента, куда любой дебил готов идти, тратя при этом сумасшедшие деньги, невесть откуда достающиеся на пияр.
Читаю ежедневно всплывающиеся фамилии   тн претендентов и волосы дыбом встают.Им даже стадо овец нельзя доверить, а они готовы стать президентами.
Охренеть.Куда опускаемся.Их наглость и нахальство удивляют ещё более... 


--------------------

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Солнечный Венченсо

Экстренные службы

  • 112 – МЧС РЮО
  • 101 – Пожарная служба
  • 102 – Милиция
  • 103 – Скорая мед. помощь
  • 104 – Аварийная служба газа
  • 105 – Водоканал
  • 806 5030 – Защита прав потребителей
  • 805 47 71 – Вывоз строительного и бытового мусора
Рыцарь удачи
Книжный МИР ЮОГУ
Акция.

Цитаты

Деньги не портят человека, они просто показывают, кто он есть на самом деле.
Производство сайтов

Новости

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

полезно знать...

Компания Директ-Электрик предлагает светодиодные светильники оптом по выгодной цене

 Мегафон


Реклама на АЛАНИЯинформ

Реклама на АЛАНИЯинформ

Реклама на АЛАНИЯинформ

Объявления

Мастер предлагает свои услуги: укладка блоков, кирпича, бетонные работы, штукатурка, строительство винного погреба. Также сезонные работы в городе(обрезка, вскопка). Звонить по телефону +7929 806 92 27
***
Сдаются комнаты посуточно для строителей . Условия средние, плата низкая. Отдельные комнаты. Имеется душевая с постоянным горячим водоснабжением. Дом в процессе ремонта. Стоимость проживания – 500 рублей в сутки. При проживании более 5 суток действует система скидок. Дом в центре города , тел для справок : 8(929)812 82 42. Спросить Виталия.
***
Услуги по заправке картриджей и ремонту принтеров . Быстро недорого с гарантией!
10 лет качественной работы! Так же продаются Б/У принтеры в хорошем состоянии, фирмы: Canon, Samsung , HP и Xerox. Телефон для справок +7 929 804 44 74, спросить Колю
***
Продается комната 14 кв.м в трехкомнатной квартире в городе Москва район Чертаново Южное за 2.5 млн или меняю на квартиру в город Краснодар. Комната с ремонтом, квартира в удовлетворительном состоянии. Небольшой торг уместен. Обмен на Цхинвал не предлагать. Звонить 📞 8 929 805 75 39.
***

Радио ОНЛАЙН!

Радио ОНЛАЙН!
Приветствие у Осетин Алан