Посвящается 1500-летию ироно-славянского мировоззрения

15 августа 2019 Культура [версия для печати] [читать комментарии] [размер шрифта: a- | А+] [2711 просмотров]
Посвящается 1500-летию ироно-славянского мировоззренияКАВКАЗСКАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ

Посвящается 1500-летию ироно-славянского мировоззрения


РОССИЙСКИЙ КАВКАЗ
С учетом того, что Кавказ является зоной жизненно важных геостратегических, геоэкономических интересов многих государств и даже военно-политических блоков, повышается значимость выработки нового политического курса России на Кавказе. Актуальность скорейшего решения данного вопроса возрастает, поскольку именно на Кавказе сегодня происходит проверка зрелости государственных институтов власти Российской Федерации. Через практикуемые ею подходы к разрешению сложнейших межнациональных, межгосударственных проблем в этом регионе определяется ее политическая состоятельность.
Нужно отметить, что в истории российского Кавказа было все: и многочисленные карательные экспедиции против горских народов, стимулировавших длительную Кавказскую войну, и вынужденная эмиграция горцев Кавказа на чужбину в Турцию и другие страны, насильственная русификация, грузификация и депортация целых народов в годы советской власти, произвольное нарезание административных границ, зачастую приводящих к разделению по географическому принципу отдельных народов и уничижительное огульное выделение выходцев с Кавказа за рамки российского гражданского поля с присвоением им политических ярлыков типа – «туземец», «инородец», «лицо кавказской национальности». Старый, как мир, политический принцип, «разделяй и властвуй», стоит и сегодня в основе российской политики на Кавказе. Не отрицая его объективного содержания, в то же время надо сказать о том, что он не должен был становиться основным и главным аргументом в проводимой Россией национально-государственной политике в этом регионе.
Российская политическая элита с самого начала рассматривала Кавказ и, в особенности, Предкавказье, как сосредоточение нецивилизованной, однообразной и однородной массы туземных народов с низкой культурой. Данные народы и народности рассматривались в лучшем случае как материал для ассимиляции более «высокими» культурами. В частности, русской культурой насильственной ассимиляции подвергались народы Северного Кавказа, а грузинской – народы Закавказья. Надо полагать, по этой причине прогрузинская направленность вектора российской политики на Кавказе являлась ее негласным аксиоматичным принципом. При любых политических режимах, господствующих в России, сменяющих друг друга общественно-экономических формациях, зачастую приводящих к распылению целых народов на Кавказе, в любых внешнеполитических условиях незыблемой оставалась линия России на расширение территориальных границ Грузии за счет соседних народов и их территорий.
Наиболее наглядно прогрузинский вектор российской политики на Кавказе проявился в ходе двух военных экспедиций (1830 г.), спровоцированных грузинскими феодалами, против жителей севера и юга Алании (Осетии). В результате целый ряд осетинских населенных пунктов, расположенных у входа в Дарьяльское ущелье были уничтожены войсками генерала Абхазова, а их жители согнаны в предгорную часть Владикавказской котловины. Оказавших вооруженное сопротивление осетин каратели сжигали заживо в их родовых башнях. Территория Южной Осетии, после разорения ее горной части войсками под командованием генерала Реннекампфа, с устных показаний грузинских феодалов, была разделена на ряд крупных латифундий. В последующем все эти земли были переданы во владение грузинским князьям. Так, с помощью русского оружия сбылись давние вожделенные мечты последних. Здесь уместен вопрос – какая была необходимость в покорении осетин, которые ранее (1774 г.) добровольно присоединились к России?
Свидетель этих событий монархист Чудинов писал по этому поводу: «За пределами событий 1830-го года у осетин нет более истории: южане окончательно слились с грузинами и постепенно утратили свою народность, так что теперь трудно услышать среди них даже свой собственный язык, а северные осетины быстро ассимилировались – благодаря в особенности проекту князя Абхазова. Общество восстановления христианства и заботы бывшего Августейшего Главнокомандующего о распространении религии и о слиянии народностей довершили окончательное примирение северных осетин с русскою народностью» [1]. Данная выдержка дает ясное представление о незавидном будущем, которое было уготовано аланскому (осетинскому) народу прогрузинской политикой царской администрации. По-существу, описанное «примирение» не оставляло ему даже места для физического выживания.
Изначально неверная политическая оценка внутренней историко-культурной и этносоциальной сущности Кавказа с его богатейшими специфическими традициями как межнациональных, так и межличностных отношений, не могла не привести к дискредитации и отторжению проводимой Россией политики на Кавказе. К концу ХХ столетия все резервы этой политики России закономерно были исчерпаны. Данное обстоятельство выразилось, во-первых, в уходе из сферы политического влияния России закавказских республик, включая и Грузию; во-вторых, в общем глубоком кризисе политики России на Кавказе; в-третьих, в диаметрально противоположной переориентации внешнеполитического курса самопровозглашенной в апреле 1991 г. Республики Грузия (РГ); в-четвертых, в продолжающемся и сегодня оттоком русского и русскоязычного населения с территории Кавказа. Таковы реальные, плачевные для России, итоги более чем двухсотлетней политики, проводимой ею в этом стратегическом регионе, главное место в которой отводилось Грузии.
Знание того состояния, в котором пребывала Грузия в начале этого периода, содержание ее официальных заявлений (обращений) к царскому дому Российской империи в сопоставлении с основами ее нынешнего внешнеполитического курса, дают более чем наглядное подтверждение стратегической ошибочности взятого Россией в XVIII веке прогрузинского политического курса на Кавказе.
На момент присоединения к Российской империи Грузии, как суверенного государства, де-юре и де-факто не существовало. Власть царя Грузии, при сильнейшей раздробленности ее территории на мелкие княжеские владения, была чисто номинальной. Они ставились на грузинский престол соответственно турецкими или персидскими шахами, султанами. Малейшее неповиновение царей Грузии воле последних каралось смертной казнью. Грузия того периода не имела собственной армии, способной защитить свои естественные границы и свое население, находящееся под гнетом турецких властителей. В качестве одной из форм дани широко практиковалась поставка Грузией юношей в гаремы восточных правителей. Происходило насильственное отуречивание грузинского населения. Поэтому подписание между Россией и Грузией в 1783 г. Георгиевского договора (трактата), по которому Грузия вошла в состав Российской империи (1801 г), являлось главным фактором, позволившим грузинам (картвелам) сохраниться как самостоятельному этносу. В последующем, через подписание Союзного Договора (1922 г.) Грузия приобрела де-юре государственность.
В 1980 г. бывший первый секретарь ЦК КП Грузинской ССР, в последующем президент Республики Грузия Э. А. Шеварднадзе констатировал: «Логика истории показала, что именно присоединение к России спасло Грузию от физического и духовного уничтожения. Именно с приходом русского брата на Кавказ здесь воцарились мир и спокойствие, и был положен конец грабежам и разбою, безнаказанно чинимому в течение столетий шахским Ираном и султанской Турцией» [2]. Такова была общая тональность официальных заявлений и оценок грузинской стороной событий, связанных с присоединением Грузии к Российскому государству.
Однако в конце ХХ столетия Грузия, значительно расширив за счет русского оружия и внешнеполитического курса России свои естественные границы, в условиях значительной дестабилизации общественно-политической обстановки в РФ одномоментно изменила тональность своих официальных заявлений и свои политические предпочтения в целом. Если в советскую эпоху, по образному выражению первого секретаря ЦК Компартии ГССР Э. А. Шеварднадзе, «солнце» для Грузии восходило на севере, то текущий внутри- и внешнеполитический курс официального Тбилиси свидетельствует о том, что «солнце» для Грузии сегодня восходит на западе. Показательно в этой связи то, что возглавляя Министерство иностранных дел СССР (1990 г.) Э. А. Шеварднадзе, принял самое непосредственное и деятельное участие по передаче под юрисдикцию США значительных геоэкономических, геостратегических территорий (50 тыс. кв. километров акватории Тихого океана) Советского Союза [3]. Таково историческое лицо и политическое кредо государственных деятелей Грузии, в одночасье меняющих свою политическую ориентацию.
Справедливость этого положения подтверждается аналогией из более ранней политической истории этого народа, связанной с грузино-аланскими (осетинскими) взаимоотношениями. Здесь нами будут приведены исключительно грузинские источники. «Установление дружеских отношений с аланами, занимавшими уже в I в. н. э. обширные степи между Азовским и Каспийским морями, также в немалой степени способствовало укреплению позиций Картлийского царства», «Одной из опор Теймураза и Ираклия в их активной внешней политике была военная помощь осетин. Не было почти ни одного сколько-нибудь значительного начинания Ираклия II, в котором не принимали бы участие осетины» [4].
Историография алано-грузинских взаимоотношений пестрит огромным количеством свидетельств, указывающих на прямое и непосредственное участие Алании (Осетии) в формировании грузинской государственности, защите ее национальных интересов. Характерным в этом отношении является содержание письма грузинского царевича Александра к аланам Джавского ущелья от 4 октября, хроника 498 (1810): «Мы знаем, что ради осчастливления падшего нашего дома вы ежечасно трудитесь и проливаете кровь. Бог да даст и нам возможность отплатить вам за службу, на что, по Его милости, мы и надеемся. Вам надо знать, что пока на очаге Багратионов горит огонь, они каждый день должны считать себя обязанными вам, – так да ведаете вы и ваш героизм…ваш меч был всегда всюду известен, и вы владеете честью и мужеством…Браво вашей чести и мужеству!» [5].
Однако уже в 20-х годах, а затем повторно в 90-х годах XX столетия «признательные» потомки царевича Александра с невероятной жестокостью осуществили геноцид аланского народа. Внутреннюю фашистскую природу геноцида народа Южной Осетии (1920 г.) раскрывает в своем дневнике его главный вдохновитель и организатор В. Джугели: «… Кругом весенняя, шумная тишина, ласково журчит горный ручей. Но нет покоя. Ибо всюду вокруг нас горят осетинские деревни. Ужасная расправа, но иного пути нет. Надо было подавить восстание и спасти нашу демократию… И мы без колебаний сделали выбор!» [6].
Еще более откровенным в своих шовинистических заявлениях был министр обороны меньшевистской Грузии Лордкипанидзе: «Не щадить изменников – ядовитых змей с их змеенышами, которые должны быть уничтожены. Этого требует благоденствие грузинского народа и непреклонное решение его правительства железной метлой очистить и вымести гнезда измены, раскаленным железом удалить с нашего национального тела гнойники и нарывы, которые угрожают всему организму отравлением и гибелью» [7]. Позже академик Хачапуридзе Г. В. констатировал: «Повстанцев осетин (1920) расстреливали без суда и следствия. Целые деревни уничтожались артиллерийским огнем. Потоком лилась кровь, насиловали женщин и детей, не щадили стариков» [8]. В результате геноцида 1920 г. малочисленный народ Южной Осетии недосчитался 18 тысяч своих граждан [9].
Ровно семьдесят лет понадобилось Грузии, чтобы вскормить нового Джугели в лице З. Гамсахурдия: «…Сила на нашей стороне, грузинская нация с нами, и мы расправимся со всеми предателями, всех призовем к надлежащему ответу и всех злых врагов, приютившихся тут не грузин, выгоним из Грузии!» [10]. «Я приведу двухсоттысячную армию. Ни одного осетина не будет на земле Самочабло. Я требую, чтобы спустили советские флаги…» [11]. «Осетинский народ – мусор, который надо вымести через Рокский тоннель. Мы пойдем по Осетии и пусть осетины либо покорятся и станут грузинами, либо, если они так любят русских, уходят из Грузии в Россию» [12]. Сегодня имя этого человека носят проспекты, набережные, улицы и школы городов Грузии.
Вся курьезность вышеприведенных человеконенавистнических высказываний лидеров грузинской нации вытекает из несопоставимости масштабов национальной истории североиранцев – алан и грузин. Академической наукой давно установлено, что предки первых имели многочисленные контакты с древними цивилизациями – египтянами, индийцами, китайцами, вавилонянами, греками, римлянами, галлами, германо-скандинавами, гуннами и др. Они же активно участвовали практически во всех исторически значимых военно-политических событиях последних трех тысячелетий. Здесь достаточно привести следующее высказывание Ж. Дюмезиля: «-осетины… Последний осколок обширной группы племен, которых Геродот (отец истории, живший в пятом веке до н. э.) и другие историки и географы древности называли скифами и сарматами и которые в водовороте великих нашествий, под различными именами, в частности, алан и роксолан, прошли по всей Европе, оставив свой след и как бы свою надпись даже во Франции…» [13].
В то же время науке по сей день ничего не ведомо о контактах между картвельскими племенами и историческими народами. Даже шедевр древневосточной поэзии «Витязь в барсовой шкуре» весь пронизанный иронизмами (аланизмами), посвящен героическим деяниям представителя ир-ас-аланского царского рода Царазонта Сослану-Давиду [14]. Удивительное дело, но и здесь, академическое сообщество Грузии в целях сокрытия подлинных этноисторических корней поэмы осуществило подмену ее названия, заменив священный тотем Алании – барса, издревле выступающего в качестве ее геральдического, царского символа, на тигра («Витязь в тигровой шкуре»), которые, как известно, никогда в Грузии не водились.
О глубинном проникновение идеологии нацизма в среду грузинского народа свидетельствует Чрезвычайный приказ католикоса – патриарха всея Грузии Илии II, зачитанный 28 октября 1990 г. в разгар грузино-осетинского противостояния, который содержал следующие слова: «Отныне убийцу каждого грузина, несмотря на вину или невиновность жертвы (убитого), объявить врагом грузинского народа» [15]. Точь в точь такие же приказы издавались геббельсовской пропагандой с целью сохранения чистоты немецкой нации и уничтожения унтерменш (недочеловеков). И всю эту антиосетинскую истерию позволил себе высокий религиозный сан, пастырь грузинского народа, который родился, вырос, получил среднее образование в столице Северной Осетии г. Владикавказе, а высшее в г. Москве. Человеческий разум отказывается понимать подобного рода перевоплощения. По этим обстоятельствам данный приказ был осужден патриархом Московским и всея Руси Алексием.
Таковы свидетельства самих грузин, их политических и духовных наставников, отражающие эволюцию их политических и национальных предпочтений как к России, так и к Алании на различных этапах развития этносоциальной истории Кавказа. Несмотря на значительные временные рамки, разделяющие вышеприведенные события, неизменным остается одно – стереотип поведения грузинской национальной элиты в переломные моменты истории к своим союзническим обязательствам, своему долгу. Апофеозом фашизации самопровозглашенной в начале 90-х годов XX столетия Республики Грузия стал ракетно-бомбовый удар, нанесенный грузинской военщиной 8 августа 2008 года по жителям спящего Цхинвала и российским миротворцам. Вышеприведенные исторические факты более чем наглядно демонстрируют оборотную темную сторону этнопсихологии грузинского народа.
Думая об этногенетических, исторических, культурных связях России и Алании, о чем будет сказано ниже, невольно задаешься вопросом – какими соображениями руководствовалась политическая элита России, разыгрывая Кавказскую карту с прогрузинским акцентом? Ведь ничего кроме ненависти, злобной русофобии, аланофобии и абхазофобии Грузия так и не породила.
С точки зрения территориального подхода к развитию Российского государства, понятно его объективное стремление по приобретению естественных границ, расположенных на географическом юге ее территории – Кавказе. Горы с их перевальными проходами, береговые линии Черного и Каспийского морей являются исключительно благоприятными естественными границами для любого государства. Данное обстоятельство исторически обусловило борьбу многих государств и народов за обладание этими границами. В то же время анализ этого вопроса убедительно свидетельствует о том, что право сильного на Кавказе не работает в равной мере, как в других регионах. Специфика ландшафтно-географического расположения территории Кавказа, истории возникновения издревле проживающих здесь этносов, одни из которых представляют незначительные остатки некогда могущественных народов с многотысячелетней историей, знающих традиции своей государственности, предъявляет свои требования к формированию политики, способной привести к умиротворению Кавказа и его гармоничному развитию в лоне Российского государства.
История происхождения многих из этих народов, их языка и основ национальных культур зачастую сильно отличаются. В то же время, сама жизнь в горах вырабатывает специфические черты горца и требования как к общественному поведению (порядку), так и к межнациональным отношениям. Недооценка знания и учета этих особенностей, их насильственное разрушение и навязывание новых, чуждых для данной среды порядков, рано или поздно с неизбежностью приводит к их отторжению. Такова объективная реальность, учет которой является одним из необходимых условий мирного сосуществования народов, проживающих здесь.
Однако на уровне общественного сознания России, в силу ряда объективных и субъективных причин, сложились представления о Кавказе, как о геополитической категории без учета вышеприведенных особенностей. Со времени первого проникновения России на Кавказ (XVIII в.) данная территория рассматривалась первой исключительно как объект для реализации своей колонизаторской политики. Именно это обстоятельство предопределило отнесение всех горских народов Кавказа к категории «инородцев». В советский период горские народы в лучшем случае были отнесены к автономным образованиям, не имеющим реального суверенитета и находящимся, зачастую, под двойным политическим и административным контролем властей союзной республики и Союза ССР в целом. Преемственность неадекватной действительности политики, проводимой центром, сохранилась и в начале XXI столетия, формализовавшись в получившем широкое распространение уничижительном термине «лицо кавказской национальности».
В результате политическая элита России, не сильно вникающая в существо кавказской проблематики, в одночасье привела исторически сложившийся многополярный мир Кавказа, с его региональными и субрегиональными связями, к двухполярному миру. Прямолинейный внешнеполитический курс России привел к тому, что на одном из полюсов этого мира находилась Грузия с ее непомерными, ни на чем не основанными политическими амбициями, а на другом – собственно Россия. Вместе с тем, историография региона свидетельствует о том, что Грузия, в силу ряда объективных причин, а именно: чуждость языка, культуры, менталитета титульной нации абсолютному большинству народов как Южного, так и Северного Кавказа; отсутствие исторической практики даже по кратковременному контролю над территорией всего Кавказа; территориальное расположение в XIX веке не в центре, а на самой южной оконечности кавказского региона, примыкающей к береговой линии Черного моря; отсутствие собственной производственной базы, как основы для развития национальной экономики; длительное пребывание под гнетом деспотичных восточных режимов (Турция, Иран) и т. д. никогда не являлась объединительной силой в рассматриваемом регионе.
О сравнительно позднем появлении картвельских племен на территории Кавказа свидетельствует основатель грузинской истории И. А. Джавахишвили: «Положение исследователя истории грузинского народа осложнено тем обстоятельством, что Кавказ не является первоначальной родиной грузин и истоки их первоначальной культуры не могут быть разыскиваемы здесь». Ему вторит другой картвелолог М. Г. Церетели, сводя автохтонное население Кавказа к носителям антропологических черт присущих североиранцам (скифо-сармато-алан): «нет смысла искать на Кавказе древние следы грузинских племен. Раньше грузин здесь жила другая раса – длинноголовые…» [16].
По этим обстоятельствам Российская империя была вынуждена компенсировать многочисленные «недостатки» Грузии за счет расширения ее территории в направлении Центрального Кавказа, Западного и Восточного Закавказья. России, ставшей в первой половине XIX столетия военизированной монархией, для достижения этой цели потребовалось проведение изнуряющих, кровопролитных двух русско-иранских, четырех русско-турецких войн и длительной Кавказской войны [17].
Казалось бы, именно грузины должны были рваться под российские знамена в годы русско-турецких войн с целью отмщения последним за столетия рабского унижения и позора. Ан нет и тут лилась исключительно русская и аланская кровь. Об этом красноречиво свидетельствуют письма Главнокомандующего Дунайской армией Великого князя Н. Н. Романова, прославленных русских генералов М. Д. Скобелева, И. Ф. Тутолмина и др. к наместнику царя на Кавказе с просьбами незамедлительно прислать на фронт как можно больше отнюдь не грузин, а алан (осетин), которые в этих военных компаниях своей беспримерной отвагой и бескорыстным самопожертвованием покрыли свое имя бессмертной славой [18]. Получается, что кровь русских, алан и других народов исторически рассматривается грузинами, всего лишь как средство для достижения исключительно собственного благополучия. Ни больше, ни меньше.
Фактологический материал свидетельствует о том, что грузинам так и не удалось (XXI в.) выдавить из себя раба, подняться выше примитивных, низменных инстинктов и своей национальной самости. Неслучайно в аланской лексике сам термин гурдзиаг (русск. «грузин») соотносится с понятием «раб», «холоп», о чем еще в конце XIX столетия повествовали исследователи: «Рабы (гурдзиаги) из военнопленных были вполне бесправны, могли быть продаваемы поодиночке или целыми семьями и умерщвляемы по произволу владельца» [19]. Поэтому, неверный выбор Россией стратегического партнера в своей политической игре на Кавказе привел к ослаблению здесь позиций как горских народов, так, в перспективе, и самой России. И сегодня продолжает прогрессировать ползучая экспансия Грузии на территорию Северного Кавказа.
Антироссийская истерия политического и религиозного истеблишмента Грузии, разразившаяся в стенах республиканского парламента на заседании Межпарламентской ассамблеи православия (20.06.2019 г.) более чем наглядно продемонстрировала правоту всего вышесказанного [20]. По их мнению, Россия это страна-оккупант, от которой исторически исходит только одно зло. Последовавшее за этим беспрецедентное публичное оскорбление руководства РФ, прозвучавшее из уст ведущего одного из местных телеканалов, позволяет говорить об общенациональном шовинистическом психозе, поразившем население «гостеприимной», «солнечной», «дружелюбной» Грузии.
Здесь вновь всплыла одиозная фигура католикоса – патриарха всея Грузии Илии II, который незамедлительно отреагировал на слова, содержащиеся в выступлении Президента РФ (09.07.2019 г.): «…при помощи германских войск в 1918 году Грузия Абхазию оккупировала. Вели себя оккупанты очень жестко. Еще жестче действовали грузинские войска в Осетии в 1919 и 1920 годах. По сути, говоря, это именно то, что сегодня называется геноцидом. Все это хорошо бы знать сегодняшним грузинским властям, нельзя об этом забывать никогда» [21]. Дав крайне негативную оценку выше приведенным исторически достоверным констатациям, Патриархия Грузии озвучила очередное мобилизационное воззвание: «Считаем, что означенное заявление должно стать своеобразным вызовом для грузинского государства, грузинской науки и каждого из нас, и необходимо быстро отреагировать…» (13.07.2019 г.) [22].
Неадекватность, абсурдность сложившейся ситуация требует более детального прояснения вопроса о том, что Грузия приобрела и что она потеряла в результате российской (советской) «агрессии» и «деспотизма».
Грузия и грузины приобрели: 1. Свою государственность, которой у них никогда не было; 2. Покровительство России в защите ее населения от актов насилия со стороны янычар; 3. Турецкие крепости, завоеванные русской кровью; 4. Огромные территории, никогда ранее им не принадлежавшие (Абхазия, Южная Осетия, Аджария и др.); 5. Национальную столицу – Тифлис (в 1803 г. 92,6% населения Тифлиса составляли армяне); 6. Древнюю резиденцию аланских (осетинских) царей – Мцхету; 7. Эффективную систему образования; 8. Академическую науку и искусство, театры, национальный кинематограф; 9. Самый высокий уровень жизни населения среди всех советских республик, за счет льготного финансирования; 10. Возможность беззаботно плодиться и размножаться.
Грузия и грузины потеряли: 1. Статус колониальной сырьевой окраины Османской империи и рабскую зависимость от нее; 2. Многовековой страх за свою жизнь и комплекс национальной неполноценности; 3. Перспективу исчезнуть с лица земли как этнос.
Таким образом, Грузия так и не стала для России «ключом» в ее политической деятельности на Кавказе. Она вполне закономерно стала «могильщиком» ее самых радужных надежд и ожиданий. Следовательно, необходим кардинальный пересмотр всей политики, проводимой Россией в этом жизненно важном для нее регионе. Очевидно, что «контролировать» Кавказ будет тот, кто первым поймет его историко-культурное значение и экономико-географические особенности. Сегодня самая южная линия обороны России проходит по территории Алании (Осетии). Утратив и ее, она уже никогда не сможет восстановить здесь своего былого положения.
Отсюда, новый внешнеполитический курс России на Кавказе должен, в первую очередь, основываться не на гипотетических предложениях по строительству «Центра русского Кавказа», формированию туристических кластеров, налаживанию добрососедских отношений с Грузией и т. д., а на выстраивании логической связи между ее современными жизненными устремлениями на Кавказе и своим морально-историческим правом на контроль над этой территорией.
Историко-политологический анализ показывает, что именно это право Россией так и не было сформулировано с момента ее первого прихода на Кавказ (XVIII в.) и по настоящее время. Данное обстоятельство и сегодня является первопричиной и краеугольным камнем притязаний к проводимой Россией политике в этом регионе со стороны ее политических оппонентов. Поэтому только внятно сформулированная позиция России по данному ключевому вопросу сможет оправдать ее присутствие на Кавказе и сделает это присутствие приемлемым не только для российской глубинки или Федерального центра, но, главным образом, для горских народов Кавказа и всего мирового сообщества.

НОВЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС РОССИИ
Неспособность Грузии выполнять роль политической, национальной доминанты на Кавказе есть объективная реальность, подтверждаемая ходом всей многовековой истории этого региона. Поэтому продолжающиеся и сегодня попытки по «ввинчиванию» США и странами НАТО народов Абхазии, Юго-Осетии и других в «фундамент» грузинской государственности не отвечают национальным интересам Российской Федерации (РФ). Российское государство должно, в первую очередь, решать на Кавказе не проблемы Грузии, а свои собственные многочисленные политические, национальные и экономические проблемы, которые в своей основе возникли как следствие антироссийской направленности политического курса официального Тбилиси.
Ранее было отмечено, что неверное представление политической элиты России (Российская империя, СССР, РСФСР, РФ) о Кавказе, как о некой однообразной территории с однообразным населением привело к нивелированию национально-исторических особенностей каждого из народов, живущих здесь. По существу, знание особенностей народов и народностей, населяющих Кавказ, их истории, коснулось только узкого круга научных исследователей, профессионально занимающихся этим вопросом. Знание историографии края было как бы отделено от государственной политики, проводимой здесь центральной властью, т. е. геополитика развивалась отдельно от историографии.
В результате, с одной стороны, корифеи отечественной (российской) науки вместе с ведущими зарубежными учеными еще в первой половине XIX века из всех народов Центрального Кавказа отнесли к индоевропейцам только осетин (алан). Отнесение языка алан к индоевропейской семье языков, к которой принадлежит и русский язык, позволило ученым определить и основные этапы в его этнической истории на протяжении более чем четырех тысяч лет. С учетом того, что генетические классификации языков и народов (этносов), как правило, почти полностью совпадают, исследователями был доказан и значительный вклад алан в развитие мировой цивилизации и, в частности, в формирование русского этноса, его государственных институтов. О значительном взаимопроникновении культур этих народов свидетельствует тот факт, что имена славянских ведических богов, в своем большинстве происходят из североиранского (ир-ас-аланского) пантеона. Данное обстоятельство предопределило формирование в глубокой древности общего ирано-славянского мировоззрения [23].
Особо следует отметить, что в эпоху доминирования Алании в южнорусских степях и на Кавказе она принимала самое деятельное участие в отстаивании интересов нарождающегося русского народа. «Велесова книга» повествует о неком ир-ас-аланском боярине Скотине: «Был тут боярин Скотинь, что не поддался хазарам. Сам, будучи иронцем, от Иронии помощи просил – и та прислала конницу. И хазары были отогнаны. Иное боярство осталось под хазарами, которые долезли до града Киевского и там осели. Те же русичи, кои не валились под Хазарию, пошли к Скотеню, так около него собралась станом Русь» [24]. Таким образом, «Первую помощь Руси в освобождении от ига Хазарии оказали в 787 – 788 годах осетины-иронцы. Будучи соседями и союзниками Тмутараканского княжества они показали свою верность нартским традициям, свою бескорыстную дружбу» [25]. Несколько ранее (725 – 737 гг.) именно кавказские аланы ценой огромных жертв спасли нарождающуюся Русь и всю Восточную Европу от арабской угрозы, остановив в горных теснинах продвижение на север войска таких полководцев, как Джеррах и Мерван [26]. В 1395 г. Алания вновь приняла на себя главный удар самой мощной армии того времени Тамерлана. Данные военно-политические события привели к общенациональной катастрофе, окончательному уходу алан с равнин и предгорий Кавказа в высокогорные районы Центрального Кавказа. Так исторически крах централизованного средневекового аланского государства не позволил среднеазиатскому завоевателю обрушиться на русские княжества. Последнее в немалой степени благоприятствовало сложению в XV – XVI вв. русской государственности.
«Многочисленные русско-аланские (русско-ясские) браки свидетельствовали о тесных связях между двумя народами» [25]. Всеволод Большое Гнездо сочетался браком с ясской княжной Марией, которая родила ему 12 сыновей, ставших родоначальниками русских княжеских родов. Сама Мария стала третьей святой на Руси и бабушкой Александра Невского, возглавившего военную коалицию против тефтонов. Другой ее потомок – Дмитрий Донской положил начало освобождению Руси от монголо-татарского ига. В первой половине XX-го столетия Россию возглавлял представитель аланского (осетинского) царского рода Сидамонтæ – Дзугаты Бесойы фырт Сосо – Сталин (русск. – Дзугаевы, груз. – Джугашвили, англ. – Dzugaty). Под его организационным, руководящим началом Россия одержала победу в Великой Отечественной войне, тем самым была сорвана реализация генерального плана фашистской Германии «Ост» по уничтожению России как государства, и русских как нации. Исторические хроники свидетельствуют о том, что не было случая невыполнения Аланией взятых на себя договорных обязательств [27], [28], [29].
С другой стороны, с момента присоединения Алании (Осетии) к Российской империи в 1774 году, вне зависимости от государственно-политического устройства последней, проводимая центральной властью политика в отношении аланского народа не учитывала его жизненные интересы. Неоправданно аланский народ, исторически проживающей в центральной части Кавказа, по обе стороны Главного Кавказского хребта, имеющий общие с русским народом языковые, этноисторические, духовные корни, оказался в результате данной политики разделен государственными границами, лишен большей части своей национальной территории. Последнее сделало невозможным его полноценное текущее развитие.
Приведенные выше доводы позволяют утверждать, что Москва проиграла свою «геополитическую битву за Кавказ» не к началу XXI столетия, а в XVIII веке, когда она без всестороннего историко-политологического обоснования своих притязаний на Кавказ вступила на его территорию как агрессор, руководствующийся исключительно колониальными интересами и принципами.
В то же время, Кавказ является исторической прародиной древнейшей индоевропейской цивилизации, к которой относится и русский этнос. Одними из наиболее последовательных носителей традиций индоевропейской культуры, которым удалось сохранить звучание некогда единого индоевропейского языка в самой близкой к нему первоприродной форме, донести их духовное учение в героическом Нартовском эпосе, отстоять малую часть их легендарной прародины в центре Кавказа, являются аланы. Расположение территории Алании (Осетии) в центральной части Кавказа по обе стороны Главного Водораздельного хребта позволяет отнести алан в равной мере как к северокавказским, так и к южнокавказским народам. Они на протяжении более трех тысяч лет участвуют здесь в социально-политических, национальных процессах. Поэтому практически все живущие сегодня на Кавказе народы в большей или меньшей мере подверглись воздействию этого народа, что оказывает существенное влияние на культурные, политические, хозяйственные отношения в этом регионе. Именно от него, как было установлено столпами мировой гуманитарной науки [13], получила широкое распространение среди кавказских народов героическая эпопея о нартах – детях Солнца.
Сегодня народ Республики Северная Осетия – Алания и Республики Южная Осетия, составляющий де-факто одну социально-политическую общность, является единственным носителем историко-культурной традиции североиранского (скифо-сармато-аланского) мира. То есть, Алания (Осетия) – это то историко-культурное ядро, та политическая платформа, вокруг которых может быть выстроен новый внутриполитический и внешнеполитический курс Российской Федерации на Кавказе.
Историческими, археологическими исследованиями давно безошибочно установлено, что вся территория Восточного, Центрального и Западного Предкавказья в его равнинной и предгорной части покрыта многочисленными аланскими (скифо-сарматскими) курганами. По богатству захоронений элитные (царские) аланские курганы практически не имеют аналогов на территории всего евразийского континента. Только в одном из аланских элитных курганов, расположенных на Дону, было выявлено 16 000 золотых изделий [30]. Сказанное в равной мере относится и к территории Юго-Осетии и прилегающим к ней районам Грузии. Здесь, в силу ландшафтно-географических особенностей, захоронения приняли форму склепов. На всей рассматриваемой территории расположены аланские (протоаланские) городища.
Особо следует сказать о том, что современной отечественной науке свойственна недооценка роли алан в формировании историко-культурного, политического облика территории Кавказа и в целом Евразийской степи. При выстраивании хронологического ряда народов, исторически контролировавших данную территорию, в расчет, как правило, берутся гунны начала первого тыс. н. э., затем – монголо-татары XIII–XIV вв. и, наконец, с XVIII в. – русские. Такая традиция полностью исключает самый значительный многотысячелетний пласт (III тыс. до н.э. – начало II тыс. н.э.) господства над этой территорией североиранцев. Данное обстоятельство значительно обедняет историю России, делает ее современную внешнюю и внутреннюю политику на Кавказе неубедительной, а потому и бесперспективной.
Вместе с тем, анализ накопленного мировой историографией материала по алановедению показывает, что аланы (роксоланы, т. е. светлые аланы) исторически входят в часть предков русского этноса. Практически на всем постсоветском пространстве аланы и русские, украинцы, белорусы являются наиболее близкими в этническом, культурно-историческом и языковом отношении народами. Даже сам термин рус этимологизируется с аланского рухс – свет, светлый; славянское царь – это аланское сар (цар), т. е. голова, верх и т. д. Фольклор и мифология русских именно на Кавказе располагают город Богов и называется это райское место – Ирий, по самоназванию проживающих там иров, современных алан-осетин [31]. Последние, являясь прямыми наследниками легендарного скифо-сарматского мира, оказали решающее влияние на зарождение Руси, как геополитической единицы. Поэтому неслучайно «названия для обозначения Руси – Скифия, Сарматия, Роксолания употреблялись до позднего средневековья» [25].
Здесь невольно напрашивается историческая параллель с прародиной древнегерманских богов Асов. Согласно сагам скандинавского скальда Снори Стурунсона (1178 – 1241 гг.) она локализуется на Кавказе в священной местности Асгард (город асов), откуда объяснители выводят Верховного Бога – Одина. Обозначенные мифы переплелись с данными гуманитарных наук [32], [33], [34], [35], согласно которым название Русь, привнесенное скандинавами в славянскую среду (X – XII вв.), изначально являлось названием ираноязычного народа рухс-ас (рухс-алан), т. е. светлые асы (аланы). Свое материальное подтверждение они получили и в ходе последней археологической экспедиции, осуществленной всемирно известным исследователем древних цивилизаций Туром Хейердалом (2001 – 2002 гг.), посвященной поиску прародины Одина и Тора. Ему удалось локализовать легендарный Asgard в агломерации города Азова в Ростовской области, возле одноименного Азовского моря [36]. Именно этот народ в 1-ых в. н. э. мигрировал отсюда на север евразийского континента, а затем спустя многие столетия их скандинавские потомки (варяги) вернулись в Волжско-Дунайско-Днепровско-Донское междуречье.
Таким образом, и германо-скандинавская «Эдда» и славянская «Книга Велеса» независимо друг от друга повествуют об одном и том же ир-ас-аланском народе, который привнес в их среду свое духовное мировоззрение, оказавшее весомое влияние на формирование национального самосознания этих народов. Сказанное естественно-исторически снимает двухсотлетнее противостояние между сторонниками и противниками «норманской» теории происхождения Русского государства. Истина, как ни банально это будет звучать, оказалась посередине.
Очевидно, Кавказ изначально выступал метрополией североиранского (ир-ас-аланского) суперэтноса. Именно отсюда началось всемирное движение человечества к Солнечным Богам и порождаемым ими Солнечным Героям. Согревая души индоевропейцев своим божественным светом, облагораживая их сознание, они и сегодня выступают главными указующими маяками для всего человечества. Следовательно, только официальное отнесение России к индоевропейскому миру через осознание общности происхождения и исторических судеб алан (ясов русских летописей) и русских, даст последним всеобъемлющее морально-историческое право контролировать территорию всего Кавказа. Данное право в этом случае приобретает осмысленный, исторически оправданный характер.
Восприятие национальной элитой России объективной реальности того, что Кавказ для русского народа является не чужой территорией, позволит политическому руководству страны правильно выстроить свои внутри- и внешнеполитические курсы в этом регионе. Соответственно, право сильного должно быть заменено Россией на научно обоснованное право контролировать территорию, относящуюся к исторической родине ир-ас-аланского народа, принимавшего активное участие в этногенезе русских. Алания (РСО–Алания, РЮО) и аланы (осетины) не должны больше оставаться заложниками бесперспективной для России политической игры с Грузией. Дальнейшее игнорирование жизненно важных национальных и политических интересов Алании приведет к полной утрате Россией территории Кавказа и сделает невозможным ее возвращение сюда даже в далекой перспективе. Без восприятия политическим руководством Российской Федерации этой истины любая ее политика на Кавказе будет совершенно справедливо расцениваться как агрессия, направленная на колонизацию ее территории.
Проблема развития государственности ир-ас-аланского народа в силу ряда объективных причин приобрела ярко выраженный международный, межгосударственный характер. Страны Южного Кавказа, в частности, Республика Южная Осетия, Республика Грузия, оказались на разделительной полосе между интересами стран НАТО и стратегическими интересами России, выступающей здесь в качестве одного из глобальных игроков. По этой причине ведущая страна североатлантического альянса США в соответствии со своими глобальными интересами еще в начале 90-х годов определилась со своими стратегическими союзниками в Каспийско-Черноморском регионе. Анализ показывает, что данным союзником для США стала Грузия. Несмотря на то, что вышеобозначенный расклад сил на Южном Кавказе не отвечает геополитическим интересам России, тем не менее, он принял форму свершившегося факта.
С учетом современных тенденций глобального развития и иерархии государств в общей системе международных отношений, где США занимают одно из ведущих мест, Грузия, по-видимому, и в обозримой исторической перспективе не сменит приоритеты своего внешнеполитического курса и социально-политического развития в целом. Более того, по мере дальнейшей американизации территории рассматриваемого региона, интеграции Грузии в НАТО и Европейский Союз, решение этой задачи выйдет за рамки ее реальных политических и экономических возможностей. Поэтому России, и сегодня не имеющей стратегического видения своего положения на Кавказе, необходимо определяться со своими политическими предпочтениями и союзниками.
Показательной в этом отношении является позиция США, которые осуществляют контроль над политическими процессами, протекающими за многие тысячи километров от своих государственных границ (Восточная Европа, Балканы, Ближний Восток, Северная Африка, Западная и Центральная Азия). Международное право не является для США и их союзников в Европе непреодолимым препятствием при отстаивании своих национальных интересов (Югославия, Ирак, Косово, Афганистан, Ливия, Сирия, Украина, Венесуэла и др.). То есть, принципиальные представления о праве нации на самоопределение, юридическом и этическом ограничении этого права международными нормами, межгосударственными соглашениями, конституциями унитарных государств, здесь не учитываются.
Ввиду того, что территория Кавказа непосредственно граничит с Российской Федерацией, Украиной, Болгарией, Румынией (через Черное море), Центральной Азией (через Каспийское море), с Ираном, Турцией, то и здесь фокусируются геополитические и геоэкономические интересы этих государств. Историческая наука свидетельствует о том, что геополитические преимущества тому или иному глобальному игроку на Кавказе может дать только контроль над всей его территорией. Следовательно, нет никаких гарантий относительно того, что США и их союзники ограничат свои государственные интересы исключительно территорией закавказских стран. В сложившейся конфигурации Грузия самозабвенно выполняет роль основного плацдарма стран НАТО на Кавказе, что напрямую угрожает национальной безопасности России.
Не может не поражать и глубина юридико-правовой коллизии, которая возникла в ходе незаконного выхода Грузинской ССР из состава Союза ССР. Звиадистский Верховный Совет 9 апреля 1991 г. принял акт о восстановлении независимости Грузии, тем самым грубо нарушив Закон СССР «О порядке выхода союзной республики из состава СССР», предполагающий получение согласия всех автономий, входящих в ее состав. Более того, Грузия, обособившись в самостоятельное государство, отказалась в одностороннем порядке признавать акты Советского государства об образовании ГССР и Юго-Осетинской автономной области (1922 г.), проигнорировала содержание Георгиевского договора (1783 г.), Манифеста Александра I (1801 г.) о добровольном присоединении Грузии к Российской империи.
Необходимо подчеркнуть, что после распада СССР, весной 1993 года постановлением Верховного Совета Российской Федерации «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации о Государственной границе Российской Федерации» административным границам РСФСР был придан статус государственной границы. Вопрос об уточнении линии границ при этом даже не обсуждался. Неоправданная поспешность, с которой было принято данное решение, привело к фактической аннексии Грузией значительных территорий Алании (Осетии), с которыми она вошла в 1774 году в состав Российской империи.
За годы советской власти и 90-е годы ХХ столетия под юрисдикцию Грузии попала не только территория Южной Осетии, но и часть территории Северной Осетии (Трусовское, Дарьяльское, Кудское ущелья и Кобийская котловина). При полном забвении государственных интересов России и игнорировании национальных интересов аланского народа произошло смещение административной границы Грузии на 40 км севернее Крестового перевала. Тем самым Грузия приобрела исключительно благоприятные естественные границы, расположенные в центральной части Главного Водораздельного хребта, что открыло ей доступ к Транскавказской магистрали, которую она никогда в своей истории не контролировала. Последнее во многом предопределило выбор США своего стратегического партнера на Кавказе, которым, как было показано выше, стала самопровозглашенная в 90-х годах Республика Грузия. Ключевым вопросом притязаний Грузии является осуществление теперь уже полного господства над Дарьялом (от аланского «Дар-и-алан»: ворота алан), что приведет к утрате Россией доступа к одной из главных перевальных дорог. Сегодня уже вся южная часть этого ущелья территориально относится к Казбекскому району Грузии. Так Россия в ходе длительной политической игры с Грузией последовательно утрачивала стратегические территории, а, следовательно, и свои позиции в Кавказском регионе.
Поэтому состоявшееся 26.08.2008 г. признание Россией независимости Республики Абхазии и Республики Южная Осетия следует считать хоть и запоздавшим, но единственно приемлемым решением, способствующим как сохранению этнической, национальной идентичности абхазского и аланского народов, так и защите национально-государственных интересов Российской Федерации. Вышеобозначенные трагические события и последовавшие за ними политические действия глобальных и региональных игроков можно рассматривать и в качестве дополнительной доказательной базы по дальнейшему развитию обозначенного политического курса РФ в этом регионе. По-видимому, наступательному характеру политики России на Кавказе нет разумной альтернативы.
Небывалое доселе постоянное военно-политическое и финансово-экономическое присутствие США в Каспийско-Черноморском регионе в корне изменило общую геополитическую ситуацию на Кавказе, утвердившуюся здесь с конца ХIХ века. Единоличный контроль над этой территорией с ее чрезвычайно большим ресурсным потенциалом, удобными транзитными магистралями рассматривается США как необходимое звено в построении монополярного мира. Грузии, аннексировавшей в ХIХ – ХХ вв. значительные стратегические территории Алании (РСО – Алания, РЮО) и др., отведено ключевое место в этих гегемонистских планах. По сей день под ее юрисдикцией находится территория Триалетской Осетии, включающей древнюю резиденцию аланских (осетинских) царей – Мцхету. «Районы Триалетской Осетии» включают все 4 района края Шида-Картли (Горийский, Хашурский, Карельский, Каспский), 2 района края Квемо-Картли (Цалкский, Тетрицкаройский), 1 район края Самцхе-Джавахети (Боржомский район)» [37]. Поэтому переориентация внешнеполитического и военно-политического курса Республики Грузия, с начала 90-х годов, на активное сотрудничество с военным блоком НАТО выводит задачу по возвращению под юрисдикцию России вышеобозначенных территорий в разряд наиболее актуальных.
Поскольку принцип паритетности в межгосударственных отношениях никто не отменял, следовательно, осознанный выбор, сделанный политической и национальной элитой Грузии, требует соответствующего симметричного ответа со стороны руководства РФ. Данный ответ предполагает возвращение территориально-государственного устройства Грузии, которая в 1991 г. грубо нарушила фундаментальные политико-правовые основания своего присоединения к России, образования ГССР к ситуации второй половины XVIII столетия, когда она представляла собой ряд разрозненных захудалых княжеств (Кахетинское, Картлийское, Имеретинское, Мегрельское, Гурийское и др.). Для решения этого вопроса на основе международного права имеются все необходимые условия. Надо полагать, что только возврат взаимоотношений России с Грузией к положению статус-кво позволит картвелам (грузинам) избавиться и от шовинистического угара. Здесь невольно перед глазами встает телевизионная картинка (август 2008 г.) – на фоне государственного флага Республики Грузия восседает пожирающий свой фильдеперсовый галстук очередной фюрер грузинской нации М. Саакашвили. Воистину миром правят знаки и символы.
Все вышеизложенное позволяет заключить, новая Кавказская политика России должна учитывать многовековой опыт взаимоотношений последней с народами, здесь проживающими, особенности историографии края и общемировые тенденции, которые определяют характер современных международных отношений. Архитектуру региональной безопасности на юге страны необходимо выстраивать с учетом специфики детерминант развития Кавказского региона в целом и осознанного восприятия общности исторических судеб алан и русских, прослеживаемой с глубокой древности и исключающей возникновение между ними антагонистических противоречий. Динамика рассмотренных политических и национальных процессов убедительно показала, что только единая Республика Алания (РЮО, РСО – Алания), с возвращенными ей территориями, способна стать «замковым камнем» нового политического курса России на Кавказе. В период все усиливающейся глобализации учет выявленных факторов и тенденций становится обязательным условием укрепления как экономического, военного так и государственно-политического авторитета Российской Федерации на Кавказе.

Литература

1. Чудинов В. Окончательное покорение осетин // Кавказский сборник, Том 13. 1889.
2. Национальная доктрина России (проблемы и приоритеты) – М.: РАУ Агентство обозреватель 1994, 501 с.
3. Электронный ресурс: https://igorpmigse.livejournal.com/148900.html.
4. Меликишвили Г. А. К истории Древней Грузии. Тбилиси, 1959.
5. Акты Кавказской археологической комиссии. Т.4. Док. 156, Тифлис, 1870.
6. Джугели В. Тяжелый крест. Тифлис, 1920.
7. Эртоба. Тбилиси, 20 июня 1920.
8. Хачапуридзе Г. В. Борьба за пролетарскую революцию Грузии. Тбилиси. Заря Востока, 1936.
9. Сиукаев Н. В. Две трагедии Южной Осетии. Владикавказ, 1994.
10. Гамсахурдия З. // Известия. М., №313, 1990.
11. Гамсахурдия З. // Столичная. М., №1, 1990.
12. Электронный ресурс: https://ru.wikipedia.org/wiki/Поход на Цхинвали, (1989).
13. Дюмезиль Ж. Осетинский эпос и мифология. – М.: Наука, 1976.
14. Тогошвили Г. Д. Сослан-Давид, Владикавказ, 1990.
15. Осетия и осетины / Сост. К. Челехсаты. Владикавказ, 1994.
16. Архив газеты «Сакартвело», 1917.
17. Электронный ресурс: Бочарников И. В. Кавказ в истории России. Истоки интересов России на Кавказе //http://nic-pnb.ru/articles/kavkaz-v-istorii-rossii-istoki-interesov-rossii-na-kavkaze/.
18. Электронный ресурс: https://infourok.ru/o_besstrashii_i_otvage_osetin.-448097.htm; https://bakaev-kuban.livejournal.com/1734.html.
19. Электронный ресурс: https://www.booksite.ru/fulltext/1/001/007/075/75151.htm.
20. Электронный ресурс: Скандал с российской делегацией и штурм парламента //https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/6574698.
21. Электронный ресурс: Владимир Путин преподал властям Грузии урок истории //https: //www.newsgeorgia.ge/vladimir-putin-prepodal-vlastyam-gruzii-urok-istorii/.
22. Электронный ресурс: http://www.ru.saqinform.ge/news/41430/.
23. Абаев В. И. Дихотомия в истории религий // Избранные труды: Религия, фольклор, литература. – Владикавказ: Ир, 1990.
24. Свято-русские веды. Книга Велеса. М., 2004.
25. Шилов Ю. А. Пра-пращуры. Сказания первых славян. Москва-Киев-Минск, «Русская правда», 2016.
26. Ставиский Б. Я., Яценко С. А. Искусство и культура древних иранцев: Великая степь, Иранское плато, Средняя и Центральная Азия. М.: Изд-во РГТУ, 2002.
27. Аланы, Западная Европа и Византия. Владикавказ, 1992.
28. Худалов Т. Т. Северная Осетия в Великой Отечественной войне. 1941 – 1945 гг. Владикавказ, 1992.
29. Дзагурова Г. Т. Под российскими знаменами, Владикавказ, 1994.
30. Яценко С. А. Аланы в восточной Европе в середине I – середине IV вв. н.э. // ПАВ, №6. 1993.
31. Свято-русские веды. Книга Коляды, 2-е издание /обработка А. И. Асова, М., 2004.
32. Шафарик П. И. Славянские древности. Т.1, кн. 2,3. 1837.
33. Вернадский Г. В. Древняя Русь. М., 1996.
34. Моргенстьерне Г. Норвежское ass и As «осетин»? / Вопросы иранской и общей мифологии. Тбилиси, 1977.
35. Кардини Ф. Истоки средневекового рыцарства. М., 1987.
36. Хейердал Т., Лиллиестрём П. В погоне за Одином. – М.: Изд-во «Менеджер», 2008.
37. Эдуард Абрамян. Осетины Грузии: Мифы и реальность ИА REGNUM, ТБИЛИСИ, 14 июня 2007 (Триалетская Осетия, Кахетия, Тбилиси).

Директор Института национального
развития имени Царазон Ас-Багатара,
профессор Хадзымат ДЗАНАЙТЫ
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Солнечный

мойка

Экстренные службы

  • 112 – МЧС РЮО
  • 101 – Пожарная служба
  • 102 – Милиция
  • 103 – Скорая мед. помощь
  • 104 – Аварийная служба газа
  • 105 – Водоканал
  • 806 5030 – Защита прав потребителей
  • 805 47 71 – Вывоз строительного и бытового мусора
Акция. ЮОГУ

ЮОГУ

Цитаты

Деньги не портят человека, они просто показывают, кто он есть на самом деле.
Производство сайтов

Новости

«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Солнечный

Энергоресур

Объявления

Услуги по заправке картриджей и ремонту принтеров . Быстро недорого с гарантией!
10 лет качественной работы! Так же продаются Б/У принтеры в хорошем состоянии, фирмы: Canon, Samsung , HP и Xerox. Телефон для справок +7 929 804 44 74, спросить Колю

***
***
Сдача в аренду частного домовладения на ул. Коблова Сдам в аренду на длительный срок (не менее 1 года) частное домовладение в г. Цхинвал со всеми удобствами. Стоимость 30 000 руб. мес. + счетчики. Удобства: прихожая, спальные комнаты-3, зал-1, кухня, ванная комната, накопительный бак для автономного водоснабжения в объеме 2000 литров для бесперебойной подачи горячей или холодной воды в случае отсутствия воды в городском водопроводе, отопление, цифровое телевидение, триколор, обустроенный двор, приусадебный участок, гараж на 2 легковые автомашины. В шаговой доступности есть магазины, аптеки, школа. Обращаться по телефону: 8-929-811-85-92
***

Радио ОНЛАЙН!

Радио ОНЛАЙН!