Доклад комиссии Парламентского расследования по вопросам делимитации и демаркации Государственной границы Республики Южная Осетия с Республикой Грузия

30 августа 2019 --- [версия для печати] [читать комментарии] [размер шрифта: a- | А+] [977 просмотров]
Утвержден Парламентом РЮО

7 мая 2019 года С -10/7 (6 созыв)

Доклад

Комиссии Парламентского расследования по вопросам делимитации и демаркации Государственной границы Республики Южная Осетия с Республикой Грузия

Уважаемые коллеги, как Вам известно Парламентом Республики Южная Осетия 20 июня 2018 года была создана Комиссия Парламентского расследования по вопросам делимитации и демаркации Государственной границы Республики Южная Осетия с Республикой Грузия. Поводом к созданию Комиссии парламентского расследования послужило обращение жителей Цнелисского ущелья Знаурского района на имя Председателя Парламента РЮО. В состав Комиссии вошли тринадцать депутатов Парламента РЮО, к работе Комиссии были привлечены и сотрудники аппарата Парламента.

В своей деятельности Комиссия руководствовалась Конституцией (Основным Законом) Республики Южная Осетия, Законами Республики Южная Осетия, Указами Президента Республики Южная Осетия и другими нормативно-правовыми актами Республики Южная Осетия, а также Регламентом Парламента и Регламентом Комиссии.

В процессе работы Комиссия собрала и обобщила исторические, научные и архивные материалы за период с 1921годапо настоящее время. В рамках работы, Комиссией использовались материалы Главного архивного управления РЮО, Юго-Осетинского Научно-исследовательского института им. З. Ванеева, Национального музея Республики Южная Осетия, Комитета лесного хозяйства Республики Южная Осетия, Комитета экологии, геологии и природопользования Республики Южная Осетия. В процессе работы для сбора информации члены Комиссии выезжали в РСО-А, и на участки Государственной границы для осмотра местности и сбора необходимой информации. По данному вопросу Комиссия осуществляла также прием граждан и в Парламенте Республики Южная Осетия.

Исходя из важности и актуальности вопроса, и учитывая то, какой резонанс вызвала в некоторых местах процедура проведения линии Государственной границы Республики Южная Осетия с Республикой Грузия в 2009-2010 годах, Комиссия приняла решение вначале собрать материалы, а затем сравнить их с данными, которыми руководствовалась Комиссия Правительства Республики Южная Осетия по делимитации и демаркации Госграницы РЮО с Грузией.

После начала развала Российской империи большинство национальных политических сил, действовавших на ее территории, взяли курс на создание мононациональных государств. Как известно, в Российской Империи административное деление территории происходило из удобства управления и обслуживания, и редко учитывалась этническая принадлежность проживающего населения, представители одного этноса могли свободно проживать и в одном, и в двух или нескольких территориальных образованиях. Идея создания мононациональных территориальных образований была принята на «вооружение» и большевиками. Рассматривая вопросы прохождения границ между вновь создаваемыми государствами и административно-территориальными образованиями, в вышеуказанном отрезке времени на территории Закавказья, включая и административные границы между Грузией и Южной Осетией, большевиками также было принято решение раздела территории по национальному признаку.

Национальные элиты вновь создаваемых территориальных образований Закавказья, используя все свои возможности, хотели извлечь выгоду из процедуры дележа «большого территориального пирога»Российской империи, которая собиралась усилиями, кровью и потом государства Российского более ста лет. Территория перекраивалась, исходя из реальных возможностей этнических

лоббистских групп в руководстве Советской России на данный конкретный момент времени. К сожалению, народ Осетии и на севере, и на юге, понесший значительные потери в периоды первой мировой и гражданской войны не мог сильно повлиять на процессы деления территорий. Только жителей Южной Осетии в результате геноцида 1920 года погибло 18 тысяч, было сожжено сотни сел и деревень, покинули родные места и переселились на Северный Кавказ более 50 тыс. человек.

Для прояснения изменившейся в Закавказье ситуации после ее вхождения в состав Российской империи, и в частности говоря о территориях, в последствии вошедших в состав Грузинской СССР, небольшая ремарка в глубь истории к концу XVIII века. В конце XVIII века Картли-Кахетинское царство (Грузия) было под протекторатом Персидской и Османской империй, а также подвергалось систематическим набегам северокавказских горцев. В то же самое время происходила междоусобная борьба в среде царствующей династии Багратионов, которая приобрела особый оборот в1798 году после смерти царя Ираклия II и вхождения на престол его сына от второго брака – Георгия XII. Самому влиятельному из дагестанских владетелей того времени – Умма-хану V (Омар-хану) аварскому Георгий вынужден был выплачивать ежегодную дань в размере 5000 российских руб. только для того, чтобы он не беспокоил его царство набегами, однако отдельные северокавказские владетели продолжали совершать частые набеги на грузинские земли. Народ Грузии облагался непосильными налогами от местных князьков, централизованная царская власть фактически была упразднена, на территории Картли и Кахетии, разрозненные православные монастыри и обители доживали свой век. Территория, впоследствии вошедшая в западную часть Грузинкой ССР, начиная от современного Боржоми и до Черного моря, была под властью Османской империи и была раздроблена на отдельные политические образования, находящиеся в постоянной вражде между собой – Имеретинское и Абхазское царства, Мегрельское и Гурийское княжества.

Как всем известно, Осетия (включая в том числе и ее Южную часть) входила в состав Российской империи отдельно, и намного раньше Картли-Кахетинскго царства.

Вопросы выделения Южной Осетии в отдельное территориальное образование после геноцида 1920 года поднимались еще в феврале 1921 года на съезде эмигрантов из Южной Осетии во Владикавказе, где было принято решение «Выделить Юго-Осетию в автономную единицу». В Протоколе съезда была сделана запись: «Данное постановление вводится в силу революционным путем и в будущем подлежит окончательной санкции съезда Советов Юго-Осетии». (Материалы Главного Арх. управления РЮО: ф.1, о. 1, д. 15, кор. 2, л. 3).

Для удобства работы Комиссия Парламентского расследования по вопросам делимитации и демаркации Государственной границы РЮО с РГ посчитала нужным разделить исследуемый период на этапы, которые выделяются характерными признаками, знаменуются принятием государственных или других нормативно-правовых актов или другими знаменательными датами.

Переходя к анализу вопросов определения и установления административных границ между Юго-Осетией и Грузией и, рассматривая происходящие исторические процессы в каждом из выделенных промежутков времени, Парламентская Комиссия определила нижеследующее.

I-этап – период с марта 1921 года по 20 апреля 1922 года, с момента повторного установления Советской власти на территории современной РЮО и до принятия Декрета № 2 Всегрузинского ЦИК Советов и СНК ССР Грузии «Об Образовании Автономной Области Юго-Осетии». По первому этапу следует отметить, что с момента повторного установления Советской власти (март 1921 г.),

в северной части Центрального Закавказья, на территории, где испокон веков проживали осетины, функции Государственной власти осуществляли Ревком Южной Осетии и Партком ВКП(б). К Ревкому Южной Осетии относились, например, такие территории, как Меджрисхевский и Кобинский Ревкомы, часть полосы территории так называемой «Военно-грузинской дороги», где проживали этнические осетины, но в последствии не вошедшие в состав автономной области.

Началом юридического оформления государственности Южной Осетии следует считать Объединенное Заседание (Съезд) Революционного Комитета и Парткома с участием ответственных партработников Юго-Осетии, проходившем с 6 по 8 сентября 1921 года. На Заседании рассматривался вопрос самоопределения и политического устройства Юго-Осетии.

На Заседании Постановили (приводится по оригиналу):

​«1) Признать необходимость образования Социалистической Советской Республики Юго-Осетия (ССР ЮО);
​2) ССР ЮО добровольно вступает в федеральную связь с Социалистической Советской Республикой Грузия;
​3) При выработке формы федеральной связи между обеими Республиками гарантируется трудящимся Юго-Осетии максимум политических прав;
​4) ССР ЮО образуется в границах, соответствующих наличным этнографическим, географическим и экономическим условиям, гарантирующим свободное экономическое и культурное развитие трудящихся Юго-Осетии, согласно прилагаемому проекту;
​5) Настоящее Постановление переслать объединенному заседанию Кавбюро РКП(б), ЦК КП(б) Грузии и Ревкома Юго-Осетии для окончательного разрешения данного вопроса.»
Кавказское бюро ЦК РКП(б) 31 октября 1921 года предписало Ревкому Грузии совместно с Ревкомом Юго-Осетии на совместном заседании разрешить вопрос Автономной ССР ЮО.

Выделение Южной Осетии в отдельное территориальное образование не понравилась практически всем руководителям тогдашней Грузии, в докладной записке Руководителя НКВД Грузии говорилось, что районы, которые предполагается объединить в одну автономию, практически не связаны экономически между собой, между ними нет транспортных коммуникаций и целесообразнее их оставить разделенными по уездам, как раньше. То есть, получалось, что для грузин территориальное образование по национальному признаку, а для народа Южной Осетии по принципу удобства управления и облуживания территорией.

Учитывая то, что Кавбюро ЦК ВКП(б) уже было принято решение о создании автономии Южной Осетии вследствие этого была создана межведомственная Комиссия по вопросам установления границы Юго-Осетии с сопредельными территориями Грузии, которая была официально согласована всеми заинтересованными сторонами к 23 ноября 1921 года. В состав комиссии вошли: Представитель ЦК КП(б) Грузии Какабадзе, представители Народного Комиссариата внутренних дел (НКВД) Грузии Элеродов и Шот и представители Ревкома и Парткома Юго-Осетии С. Гаглоев и А. Джатиев. Комиссии было поручено наметить административную границу Юго-Осетии.

На своем четвертом Заседании (8-го декабря, 1921 г.) в г. Цхинвал, члены Комиссии своим решением определили границы Юго-Осетии (ЮО). Установленные Комиссией границы совпадали с границами, которые были определены Объединённым Заседанием Ревкома и Парткома Юго-Осетии от 6-8 сентября 1921 года. Материалы по данному вопросу имеются как в Главном архивном управлении РЮО, так и в исторических архивах Грузии.

Так как во властных структурах Грузии было много противников выделения Южной Осетии в отдельную автономию, процесс юридического оформления автономии Юго-Осетии Руководством ССР Грузии затягивался всеми возможными способами.

ЦИК Юго-Осетии в марте 1922 года, обеспокоенный тем, что по прошествии длительного промежутка времени действующие власти ССР Грузии не принимали решение об официальном оглашении образования автономии Юго-Осетии и не было его юридического оформления, хотя вопрос принципиально был давно разрешен на заседании Кавбюро ЦК ВКП(б) еще 31 октября 1921 года, обратился к руководству Грузии. В очередном обращении ЦИКа Юго-Осетии к руководству Грузии отмечалось, что вопросы, связанные с выделением Южной Осетии в отдельную автономию детально не раз обсуждались на заседаниях ЦК КП(б) и Ревкома Грузии, посылались специальные комиссии на места для выяснения условий проведения постановления Кавбюро и ЦК ВКП(б) в жизнь. Наконец, данный вопрос был решен на I–м Всегрузинском Съезде. В обращении ЦИКа Юго-Осетии вместе с письмом в Президиум ЦК КП(б) Грузии был представлен проект положения об образовании автономной области Юго-Осетии с описанием границ. Однако в составе Южной Осетии уже не было территории Меджрисхевского Ревкома.

А в опубликованном 20 апреля 1922 года Декрете №2 «Об образовании Автономной Области Юго-Осетии», принятом ВЦИК и СНК ССР Грузии, уже не вошли территории Кобинского Ревкома и территория компактного проживания осетин в полосе военно-грузинской дороги.

Промежуток времени, с осени 1921 года по весну 1922 года власти ССР Грузии растянули для того, чтобы «оттянуть» от Южной Осетии самые интересные на тот момент времени участки территории. Территории, по которым проходили инженерные и транспортные коммуникации из Северного Кавказа в Закавказье. Для того, чтобы представители Южной Осетии не могли «выставлять» какие-то претензии по отошедшим территориям, в состав автономной области были включены тринадцать грузинских сел Лиахвского ущелья и Оконского округа, которые в дальнейшем использовались в качестве рычага давления на Южную Осетию. Всегда можно было обвинять в национализме, в притеснении национальных меньшинств или же поставить «своего» руководителя, поменять алфавит и многое другое.

II-этап, - период с 20 апреля 1922 года по 31 января 1924 года, время от принятия Декрета № 2 Всегрузинского ЦИК Советов и СНК ССР Грузии «Об Образовании Автономной Области Юго-Осетии» и до образования СССР, период первоначального разграничения и установления административных границ и решения спорных территориальных вопросов между Автономной Областью Юго-Осетии и сопредельными уездами ССР Грузии. Говоря о Декрете № 2, следует отметить, что это юридическое оформление образования Юго-Осетинской автономии в рамках ССР Грузии. Данный факт был следствием неимоверных усилий и больших лишений народа Юго-Осетии, политой кровью восемнадцати тысяч погибших южных осетин.

После юридического оформления образования Юго-Осетинской автономной области (ЮО АО) в рамках ССР Грузии, границы Южной Осетии с внутренними районами Грузии устанавливались в соответствии с Декретом № 2. Возникающие в процессе прокладки границы на местности вопросы регулировались совместными грузино-югоосетинскими комиссиями, так:

«1. На заседание Комиссии по передаче отходящих к А.О. Ю/Осетии районов, от 13-го августа 1922 г. в с. Коби (Хоби, Шоропанский уезд, (Хашурский район,при ГССР). Согласно Протокола №1 в соответствии с Декретом №2 от Цхинвала до Чорчани–Цнелиси:
1) к Южной Осетии отошли: Калеты, Цнелиси, Окона, Тедеты-кау, Ионча, Кватетри, Гвиргвина, Габарат-кау, Дидмуха, Гуджабаур и Цхинвали, а к Горийскому уезду: Коби, Чорчани, Кода, Чвриниси, Атоци, Кнолеви, Авлеви, Церониси, Тамарашени, Гогети, Дирби, Тахтис-Дзири, Двани, Квемо и Земо Никози;
2) В виду того, что по границам между АО ЮО Шоропанским и Рачинским уездами неясностей нет, предложить соответствующим Исполкомам руководствоваться разделом б, § 2, Декрета №2, что уже практически проведено ими;
3) Копии с настоящего протокола выдать Исполкомам Горийскому, Шоропанскому, Рачинскому, ЦИК Юго-Осетии и Цхинвальскому району для срочного исполнения.
(Мат. ГАУ РЮО: ф. 1, о. 1, д. 42, кор. 3, лл. 14,15,16).
2. На заседании Комиссии по передаче отходящих к А.О.
Ю/Осетии районов, от 18-го августа 1922 г. в с. Квемо-Чала:
1) Считать отошедшими к Юго-Осетии согласно Декрета сс.: Прис, Эредви, Арцеви, Адзистави, Орчошани, Абреви,
Мсхлеб, Земо-Кур.
2) Копии с протокола выдать Исполкому Горийскому и ЦИК
Ю/О для срочного исполнения.
Подлинник документа представить в ЦИК ССР Грузии. (текст приводится в оригинальной орфографии)
3. На заседании Комиссии по передаче отходящих к А.О. Ю/Осетии районов, от 19-го августа 1922 г. в с. Ахалгори.»
В акте утверждается, что пограничную линию в данном районе считать правильной, не нуждающейся в пояснениях и уточнениях. Заключенные в этих границах районы (Лехурский, часть Ахалгорского, Монастерского) считать согласно Декрета отошедшими к Юго-Осетии.

В 1923 году в с. Меджрисхеви состоялось Заседание специальной смешанной комиссии по разрешению земельных споров между гражданами Горуезда, с одной стороны, и гражданами Автономной Области Юго-Осетии, с другой, по линии административной границы. В Протоколе заседания определены пути решения спорных вопросов, но нет претензий к линии прохождения границы согласно Декрета №2.

В ЦИК Юго-Осетии от Наркомзема Ю/О и Зав. Лесным отделом поступило обращение 11 сентября 1923 года, где говорилось, что граница, установленная Декретом №2 между Мцхетским лесничеством ССР Грузия и Ахалгорским, недостаточно выяснена на месте, отчего между лесной администрацией ЮО АО и Мцхетским лесничеством, а также местными жителями происходят частые недоразумения. Поэтому необходимо для выяснения на месте и точного определения в натуре границ, указанных Декретом №2, создать совместную комиссию из заинтересованных сторон.
Созданная совместная Комиссия по выяснению лесных границ 15-го октября 1923 года в с. Ахалгори после обследования участка границы составила Акт, где описала конкретные места ее прохождения с привязкой к местности. (Мат. ГАУ РЮО: ф. 4, д. 21, л. 31; ф. 4, д. 22, л. 1).
В том же году Рачинский уездный Исполком возбудил ходатайство перед ВЦИК Грузии по вопросу об изменении границ, между Рачинским уездом и АО ЮО на том основании, что часть земель, сенокосов и пастбищ, коими пользуются жители Рачинского уезда отошли к Авт. Области Юго-Осетии, что создает большие неудобства в пользовании таковыми, исходя из этого утверждения, Рачинский уездный Исполком спроектировал на военно-топографической карте новую линию прохождения границы между ЮО АО и Рачинским уездом.

На основании Доклада заведующего Лесным отделом Наркомзема Юго-Осетии получилось, что по их проекту от Южной Осетии отходили территории: наилучшие пастбища «Ткис-тави» (Кадисар), Гомское, Цедисское, Кважское (Козское), Ирское и сенокосный участок «Геске». В общей сложности площадь теряемых по проекту Южной Осетией территорий составила бы пастбищами около 5,5 тыс. гектаров, 22 тысячи гектаров хвойных лесов, около 900 гектаров лиственных лесов Ирской и Цедисской лесных дач. В действительности же, как выяснилось путем осмотра на месте и проверкой границ в натуре, указанных в Декрете №2, таковые оказались в полном соответствии со смыслом декрета и установлены правильно, т.е. к Южной Осетии отошли лишь те местности, кои были заселены коренным населением осетинского народа. На заседании Комиссии по данному вопросу 20 июня 1923 года №1203 об изменении границ, установленных Декретом №2 между АО ЮО и Рачинским уездом, Рачинская сторона настаивала на изменении границы. В свою очередь Юго-Осетинская сторона заявила, что она не уполномочена изменять границы Автономной Области. Комиссия постановила в виду ограниченности полномочий Юго-Осетинской стороны вопрос об изменении границ не обсуждать. По вопросу перехода осетинами границы, установленной Декретом №2 в сторону грузинских сел Гоми и Гари Наркомзему Юго-Осетии предложено озаботиться этим вопросом и немедленно установить действительную границу по Декрету №2. В вопросах временного пользования пастбищами на текущий (1923 год) предоставить право безвозмездно пользоваться для домашнего скота на дым не более шести голов всеми пастбищами, не сданными в аренду, коими являются: 1) Отошедшая к Юго-Осетии 2-ая половина Гомского пастбища, 2) Кведское пастбище, 3) Цедисское, а также, пастбища негосударственного значения, коими пользовались Рачинские крестьяне. На год Рачинским крестьянам предоставлялись и сенокосные участки Геске и Кадисар. Пахотные земли, которыми пользовались Рачинские крестьяне, но отошли в пределы Южной Осетии передавались в безвозмездное пользование Рачинским крестьянам. Беднейшим крестьянам и пострадавшим от неурожая жителям Цедисского теми (район) бесплатно предоставлялся лес по установленным Юго-Осетией нормам. Пограничный спор был временно разрешен. (Мат. ГАУ РЮО: ф. 4, д. 21, лл. 41-42; ф. 4, д. 21, л. 43).

III-этап, период с 31 января 1924 года до конца 1929 года, начало восстановительных работ в Южной Осетии, появление первых сельхозартелей и коммун, небольших промпредприятий, небольшой электростанции, начало коллективизации в Южной Осетии. В этот период во главе автономной области находились такие люди, как Абаев Александр, Джатиев Александр, Бекузаров Тасолтан, Бегизов Чермен, Гадиев Николай, Гассиев Николай, Козаев Разден и мн. другие, преданные своему народу, и всеми силами боровшиеся за его развитие и благополучие. Об окончании данного периода говорит то, что, начиная с конца 1929 года, в руководстве Автономной области на длительное время первыми лицами в Южной Осетии не были коренные выходцы из Южной Осетии.Последний местный руководитель был снят с формулировкой: «Согласно постановления Президиума ЦК и ЦКК освободить от работы Пред. ЦИКа и от работы в Ю/Осетии тов. Джатиева Александра…», ранее его сняли с поста Отв. Секретаря Обкома КП(б) Гр.,(Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.1, д. 407, л.9). В то время, когда вся остальная страна, включая и Грузию, восстанавливалась от последствий первой мировой и гражданской войны, Южная Осетия оставалась аграрным регионом. Южную Осетию можно было охарактеризовать, как отсталый аграрный регион, с архаичными методами ведения сельского хозяйства, а для того, чтобы задействовать все имеющиеся трудовые ресурсы в сельском хозяйстве в области не хватало земли.На развитие промышленности и сельхозкооперации у руководства области не было средств. Промышленности в Южной Осетии практически не было, не считая лесозавод с 12 работниками, фабрику гнутой мебели на тридцать рабочих мест, кирпичного и черепичного завода, работавших сезонно, электростанции на 50 лошадиных сил, построенная в 1925 году, и механические мастерские. Ввиду недостатка квалифицированных специалистов, изношенностью и нехваткой оборудования, перебоями с поставкой материалов, нехваткой комплектующих и инструментов, и недостатком энергетических мощностей все предприятия работали с перебоями. Учитывая дефицит технических и управленческих кадров, руководство области просило органы исполнительной власти Грузии о выделении вакантных мест в учебных заведениях СССР и ССРГ.

Народ и руководство Южной Осетии не оставляли надежду на объединение с Северной Осетией. На заседании Президиума ЦИКа Южной Осетии 1-го апреля 1925 года под председательством Тасолтана Бекузарова, Чермен Бегизов предложил создать Комиссию по объединению Северной и Южной Осетии согласно решению 5-го съезда Советов Юго-Осетинской Автономной Области. В созданную Комиссию вошли Александр Джатиев, Николай Гассиев, Николай Газзаев, Шамиль Ванеев и Петр Лохов. (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.1, д. 239, л. 76). На очередном заседании Президиума ЦИК-а А. Джатиев 9 июля 1925 года предложил НКФ Юго-Осетии в связи с предстоящим объединением Северной и Южной Осетии составить соответствующие сметы и представить их для утверждения в ЦИК (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.1, д.239, л. 118).

Средства, выделяемые на восстановление и развитие области из центра Союзного государства, не всегда доходили до адресата. (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.1, д. 371, кор. 18, лл. 1-22, материалы 9-ой партконференции ЮО Обкома КП(б) Грузии). Предвзятое отношение руководства Грузии и чиновничьего аппарата к автономной области проявлялось даже по партийной линии, например, при повышении зарплаты партийным руководителям по всей Грузии, партаппарату области можно было выплачивать зарплату по старым тарифам еще несколько месяцев.

Отношение руководства ССР Грузии выливалась и на страницы официальных печатных изданий Республики, что приходилось опровергать руководству области и обращаться в вышестоящие партийные органы с претензиями. (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.1, д. 210, л.27).В Южной Осетии не раз предъявляли претензии к руководству Республики, что они только на словах провозгласили лозунг«лицом к Южной Осетии», а в реальности для Южной Осетии ничего не делается. (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.1, д. 371, кор. 18, лл.1-22, материалы 9-ой партконференции ЮО Обкома КП(б) Грузии).Хотя ССР Грузии для развития промышленности и сельхоз кооперации получала дотации из общесоюзного бюджета, но Южной Осетии перепадало не многое. Имея в виду это, Виссарион Бекузаров сделал замечание представителю ЦК КП(б) Грузии на Партконференции в октябре 1927 года, что бюджет Области нельзя сравнить даже с бюджетами соседних уездов.

Чтобы дать какой-то толчок развитию экономики Области, Руководство Южной Осетии предложило подготовить ЦИКу документы для представления в Республиканские органы на строительство узкоколейной железной дороги Гори-Цхинвал и соединения Области с Чиатурским железнодорожным узлом.(Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о. 1, д. 287, кор. 16, л.3).

Одним из основных вопросов на 6-ом съезде Советов в марте 1926 года был вопрос о развитии экономики и, в первую очередь, развитие промышленности. Для реализации решений Съезда ЦИКу было поручено пригласить в Южную Осетию авторитетных специалистов для определения возможных путей развития. (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.1, д. 287, кор.16, л.21; ф.1, о.1, д. 288, кор.16,л.9). По приглашению ЦИКа Юго-Осетии с 1927 года для изучения горных богатств автономной области работала изыскательская партия Московского Института Прикладной Минералогии. В апреле 1928 года на заседании Обкома было принято решение о приглашении в Южную Осетию для научно-исследовательской работы (ботанического исследования области) профессора Н.А. Буша. С появлением положительных и обнадеживающих результатов в изыскательских работах решением ЦИК Южной Осетии в структуре СНХ был организован Горный отдел для ведения хозяйственной деятельности по использованию природных богатств. Органы исполнительной власти автономии находилось под постоянным давлением краевых и республиканских органов, неугодных руководителей в областных исполнительных структурах снимали, принимались невыгодные для области решения без согласия с руководством Южной Осетии. Допустим решением ВСНХ Грузии под надуманным предлогом (за самовольную организацию Горного отдела) был ликвидирован Горный отдел СНХ Южной Осетии и на заседании Президиума Облпарткома 1 июня 1929 года было постановлено считать целесообразным сохранение Горного отдела СНХ и также просили ЦК КП(б) Грузии указать Президиуму ВСНХ Грузии на нарушение Конституции Области решением о ликвидации отдела СНХ Осетии (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.1, д. 409, кор.22, л.32).На протяжении всего периода НЭП вплоть до его отмены в 1928 году, в Южной Осетии не произошло значительного улучшения экономического состояния. Большое значение для развития аграрного сектора экономики Южной Осетии имели принятые XV съездом ВКП(б) решения об интенсификации, коллективизации сельскохозяйственного производства. Организация колхозов на селе в целом в Южной Осетии воспринималась нормально, так как общественная работа сообща (зиу) осетинами применялась давно, хотя впоследствии борьба велась против наиболее трудоспособной части крестьянства. В силу того, что коллективный общественный труд применялся осетинами издревле, трудовая повинность, которая использовалась при строительстве дорог считалась нормальным явлением и не вызывала противостояния у населения.

На территории Юго-Осетинской Автономной области не было антисоветских выступлений. Действующее руководство автономной области дистанцировалось и от противостояния в партии, которая шла не на жизнь, а на смерть, как в целом в ВКП(б), так и в КП(б) Грузии. В резолюции расширенного заседания Облпарткома в те годы говорилось: «…Интересы партии требуют безоговорочного подчинения стальной большевистской дисциплине от вех членов ВКП(б) без исключения. Мы категорически против навязывания партии новых дискуссий и попыток замены основ ленинизма троцкизмом». (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.1, д. 288, кор.16, лл.4-5). Учитывая все вышеизложенное, когда экономика Южной Осетии развивалась темпами намного ниже общесоюзных и общереспубликанских, у органов исполнительной власти Грузии в центре и в более развитых сопредельных районах возникли территориальные претензии к Автономной Области Юго-Осетии, в частности:

«1) На заседании Президиума ЦИКа Автономной области 19 июня 1925 года, Протокол №17.
Вопрос 4: О конфликте между отдельными гражданами Часавальского района Юго-Осетии и жит. сел. Ир, Рачуезда из-за местности «Ватра» (Отношение Рачуисполкома от23/V-1925 г. за № 3769).
Постановили: Образовать комиссию в составе: Г. Багаева и представителей НКЗема и Н.К.В.Дела коей поручить урегулировать вопрос совместно с Рачуисполкома. (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.1, д. 239, л. 112);
2) На заседании Президиума ЦИКа Автономной области 9 июля 1925 года, Протокол № 6.
Вопрос 2: О недоразумениях, создаваемых Душуисполкомом в связи с переселением последним некоторых сел Области в Душуезд.
Постановили: Просить СНК и НКВД Грузии предписать Душетскому исполкому руководствоваться Декретом № 2 Груз. ЦИКа и Груз. СНК, определяющим административные и территориальные границы Юго-Осетии и не нарушать их, (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.1, д. 239, л. 118);
3) На заседании Президиума ЦИКа Автономной области Юго-Осетии 4 августа 1925 года, Протокол №9.
Вопрос 5: О постановлении смешанной комиссии из представителей ЦИКа Юго-Осетии и Рачуисполкома об образовании смешанного суда для разрешения вопроса о спорном участке земли входящей в пределы Авт. Обл. Юго-Осетии между селами Ватра А.О. Ю.О. и Иры-Рачуезда. Информацию представил Председатель смешанной Комиссии с Юго-Осетинской стороны Г. Гаглоев.
Постановили: а) Постановление смешанной комиссии об образовании смешанного суда считать технически неосуществимым (предложение Г. Гаглоева). Образовать полномочную комиссию в составе двух представителей Рачуисполкома и двух представителей ЦИКа Юго-Осетии под председательством представителя ЦИКа Грузии для урегулирования вопроса о спорном участке. б) Просить ЦИК Грузии срочно выделить своего представителя. в) Представителями ЦИКа Юго-Осетии в смешанную комиссию назначить тт. Г. Санакоева (НКЗ) и (Наркомюст) Гадиева Н. (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.1, д. 239, л. 126);
4) Выписка из Протокола №33, Заседания Президиума Облпарткома Юго-Осетии от14 июня 1926 года.
Вопрос №2: Отношение НК Труда Грузии о невозможности постройки дома отдыха в Джавах.
Постановили: Принимая во внимание, что на постройку Дома отдыха затрачена большая сумма, значительную часть которой обратно заполучить будет невозможно и принимая во внимание также необходимость иметь для области хотя бы один дом отдыха в Джавах, просить ЦК КП Грузии об изменении постановления Наркомтруда Грузии относительно постройки дома отдыха и предложить последнему оказать этому начинанию ЦИК-а Южной Осетии возможное содействие. (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.1, д. 287, кор.16, л.27);
5) Выписка из Протокола №7, Заседания ЦИК Автономной Области Юго-Осетии от 17 июля 1929 года.
Вопрос №2: О расширении горно-санаторной зоны курорта «Шови» за счет территории Юго-Осетии:
Постановили: Леса Юго-Осетии в пределах зоны курорта «Шови» в границах, указанных в акте специальной комиссии Совнаркома Грузии от 2-го ноября 1927 года передать в пользование КУРУПРА'а Грузии на 10 лет. Предложить Наркомзему Юго-Осетии сдать тому же КУРУПРА'у в долгосрочную аренду пастбищные и сенокосные участки района «Шови», заключив с ними договор на обычных условиях, (Мат. ГАУ РЮО: ф. 24, д. 261, л.29; ф.1, о.1, д. 364, кор. 20, л. 77);
6) Выписка из Протокола №22, Заседания Президиума Облпарткома Юго-Осетии от 28 мая 1928 года.
Вопрос №5: О доме отдыха в селе Джава.
Постановили: Считать необходимым сохранение дома отдыха за СПС Юго-Осетии. Предложить последнему застраховать его в ближайшее время;
7) Выписка из Протокола №22, заседания Президиума ЦИКа Авт. Обл. Ю/О от 20 ноября 1929 года.
Вопрос №7 Акт комиссии по земельному спору между селениями Ионча и Авлеви.
Постановили: Акт комиссии утвердить. В виду острого малоземелья в Ю/Осетии просить ЦИК и СНК Грузии фондовые участки в пограничной полосе Оконского района расположенные на территории Ю/Осетии, но находящиеся в ведении Горийского округа передать в ведение НКЗема Ю/Осетии, (Мат. ГАУ РЮО: ф.24, д.261, лл. 100, 101).»
IV-этап, время с конца 1929 года и до конца декабря 1936 года, период сплошной коллективизации и до принятия VIII Всесоюзным чрезвычайным съездом Советов новой Конституции СССР (Сталинской).

Выделенный этап, безусловно, один из самых важных и драматических периодов времени для Южной Осетии, когда в автономной области начались репрессии против национальной интеллигенции. Хотя следует отметить, что экономическое положение во всех отраслях автономной области были значительные изменения в лучшую сторону. Общий уровень жизни населения в Юго-Осетии Автономной Области значительно возрос, но все то же самое происходило и в других регионах СССР.​

К началу 1930 года административно-хозяйственное деление на территории ССР Грузии еще не было завершено, отчасти сохранялось старое деление территории, но были введены и новые термины для обозначения отдельных территорий, деление на теми, деление по районам и округам. Ввиду этой неопределённости, еще в 1929 году органы государственной власти Грузии приняли решение о создании «Центральной комиссии ССР Грузии по проработке вопросов районирования». В том же году на заседании Президиума Облпарткома Юго-Осетии была выделена комиссия по районированию Юго-Осетии. (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.1, д.409, кор. 23, лл. 9;13).

Выступая на 15-ой областной партконференции в январе 1934 года ответственный секретарь Облпарткома Исаак Жвания заявил: «…Действительно, кажется странным, что только на 14-ом году Советской власти в Ю/Осетии серьезно приступили к землеустроительным работам. …дана твердая директива НКЗему Области под руководством НКЗ Грузии – провести в этом году хотя бы земельную регистрацию, на основе которой мы сумеем начать землеустройство. … В настоящее время полевая работа по Знаурскому и Сталинирскому районам закончена и ведется камеральная работа.» (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.2, д 97, кор. 8, л.45).

Прежде чем говорить о взаимоотношениях в вопросах прохождения административной границы между автономной областью с сопредельными территориями ССР Грузии в указанном промежутке времени следует отметить, что в это время в стране был взят курс на полную ликвидацию частной собственности и выстраивание абсолютной вертикали власти, как в экономической, так и в политической сферах. Учитывая полный контроль, установленный над руководством автономной области, а также анализируя информацию о ранее известных и вновь открытых природных богатствах, органы исполнительной власти Грузии пытались эксплуатировать природные богатства Юго-Осетинской автономной области в обход экономики автономии, а если не получалось, то тормозили их ведение. Например, после открытия талькового месторождения в окрестностях с. Цнелис при обсуждении вопроса о ходе геологоразведочных работ на тальковых разработках на заседании бюро Обкома от 21-22 августа 1931 года говорилось: «3. Признать крайне неправильным решение совещания специалистов от 19/VIII (в отсутствие представителей Обл. организации) по вопросу постройки талькового завода в Гоми, взамен Цнелиси (месторождение талька), мотивируя решение отсутствием дороги Цнелиси-Гоми», (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.2, д 6, кор. 8, лл.214; 220). Строительство талькового завода было приостановлено, его запуск вместо намеченного 1932 года состоялся в 1939 году, хотя для экономики СССР тальк был очень востребован. Джалабетский, Чурисхевский и Итраписский леспромхозы также напрямую починялись республиканским органам в обход Юго-Осетинского ЦИКа.

Предвзятое отношение краевых и республиканских органов к крестьянам Южной Осетии было отмечено и на 14-ой Областной партконференции в 1931 году, где отмечалось: «г) Задолженность крестьянам за сданную ими продукцию в 1930/31 гг., что по существу создает недовольство крестьян, осложняет дальнейшее проведение хозяйственно-политических компаний на селе и дает почву оживлению кулацкой антисоветской агитации.». (Мат. ГАУ РЮО:ф.1, о.2, д 3, кор. 1, лл.12; 13).

Иногда республиканскому руководству приходилось подтверждать предвзятое отношение республиканских чиновников к Южной Осетии, в Протоколе №45 заседания ЦК КП (б) Грузии от 16 марта 1931 г. по вопросу «О реализации решений ЦК по Южной Осетии» член ЦК Адамадзе отметил: «Констатировать совершенно неудовлетворительный темп выполнения центральными республиканскими организациями решений ЦК по Юго Осетинскому вопросу. Обязать персонально т.т. Тодрия, Квирикидзе, Мзареулишвили, Цулукидзе, Арутюнова, Матикашвили и Девдориани Гоги обеспечить по линии своих организаций немедленное выполнение соответствующих решений ЦК от 12/I-1931 года», выписка из протокола Секретарем ЦК Девдориани была направлена Юго-Осетинскому Обкому. Копия выписки имеется в материалах, собранных Парламентской Комиссией (№ 41 перечень материалов Комиссии).

Из руководства Южной Осетии под разными предлогами выводились самые образованные, авторитетные, способные и одаренные руководители. Несмотря на острый кадровый дефицит в Южной Осетии, только по одному решению Президиума ЦК и ЦК ККП(б) Грузии, в конце 1929 года из руководства области было выведено одиннадцать человек, в том числе: «Джатиев А., Бекузаров Т., Шавлохов В., Маргиев Николай, Пухаев П., Гасиев Николай, Засеев Павел, Багаев К., Тедеев В., Абаев Ладо и Цховребов Васо». (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.2, д 407, кор.23, л. 9,). После освобождения А. Джатиева в 1929 году от работы в Южной Осетии и до 1934 года «первыми лицами» в Юго-Осетии были Ломидзе Лука, Сергей Кудрявцев, Степа Акопов, Кандида Гобеджишвили и Исаак Жвания. Главным для приезжих руководителей Области было мнение и желание лиц, направивших их на данную работу, а после учитывались и интересы народа Юго- Осетинской автономной области.

Одним из претензий, которую Руководство ЦК КП (б) Грузии предъявляли к руководству Юго-Осетинской автономной области было то, что в Цхинвали утверждали, что в разоренной и разрушенной гражданской войной Южной Осетии нет кулаков. На данное утверждение в ЦК КП(б) Грузии им отвечали, что если допустить, что кулаков в осетинских селах нет, объясняя это следствием войны, то хотя бы в грузинских селах они должны быть, там ведь войны не было.

В разных местах на административной границе с сопредельными районами Грузии снова возникали земельные споры. Краевым и республиканским предприятиям и организациям земли в Южной Осетии передавались в аренду:

1) Для разрешения очередного земельного спора, которую руководство Онского района вынесло на уровень республиканского правительства, в сентябре 1932 г. по телеграмме Ф. Махарадзе были командированы представители Юго-Осетии. (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.2, д 36, кор. 1, л. 371).

2) С началом работ по продолжению строительства Кехвского оросительного канала, изменился статус совхозных земель, которые попали в зону орошения. Земли с зоны орошения площадью 50 га. были без согласования с представителями Южной Осетии заняты жителями Горийского района. В постановлении Юго-Осетинского Обкома КП(б) Гр. от 10/VI-34г. «По производственно-финансовому плану треста совхозов на 1934 г.» отмечено: «1. …Поручить т.т. Дзудцову и Битиеву урегулировать спорный вопрос о 50 га совхозных земель, перехваченных Кр. Горийского района.». (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.2, д 99, кор. 18, л. 212).

3) На заседании бюро Юго-Осетинского Обкома КП(б) Грузии 3-го июня 1934 года (Протокол №23) обсуждался вопрос № 4 «Об отведении Закгосторгу микрорайонов». На основании постановления ЦИК-у предписывалось заключить договор на передачу Закгосторгу фруктовых садов, расположенных на территории Сталинирского Горсовета (куда относится Сталинирский совхоз) и Куртинского сельсовета, и находящихся в совхозном, колхозном и единоличном секторах. В материалах, собранных Парламентской Комиссией имеется проект указанного договора. (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.2, д 99, лл. 274, 275, 279).

Парламентская Комиссия нашла в Главном архивном управлении РЮО также материалы об отведении земельных участков Цхинвальскому совхозу с описанием точных координат границ участков в период с 1929 по 1931 годы. Закгосторгу в последствии с 1934 года на пять лет была передана, в том числе и часть земель Сталинирского совхоза. (Мат. ГАУ РЮО: ф.7, д124, лл. 1-13, ф.7, д.159, лл. 1-9).

4) На заседании бюро Ю/Ос. обкома КП(б) Гр. 9 октября 1934 г. Протокол № 31, обсуждался вопрос №4: «О земельных участках крестьян Кехвского сельсовета по Никозскому сельсовету Горийского района.». Бюро Обкома постановил: «Для урегулирования вопроса в земельных участках крестьян Кехвского сельсовета расположенных по Никозскому сельсовету Горийского района выделить комиссию в составе т.т. Дзуцова А., Битиева В., Джавахишвили. Просить ЦИК Грузии ускорить присылку комиссии по разбору спорных земельных участков между крестьян Юго-Осетии и соседних районов Грузии.» (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.2, д 99, кор. 1, л. 383).

5) На заседании бюро Ю/Ос. обкома КП(б) Гр. 13 ноября 1934 года Протокол № 34, обсуждался вопрос №12: «О финансировании зональной станции.». Бюро Обкома постановил: «1) Опорный пункт плодоягодного хозяйства организовать в гор. Сталинир. Базой для пункта иметь Сталинирский совхоз с обслуживанием Куртинского, Ксуисского, Авневского сельсоветов и Горсовета. 2) Для организации в 1935 году помологического сада и постройка специального дома под пункт, предложить НКЗему Юго-Осетии в декадный срок подыскать и отвести пункту участок земли не менее 10 га в окрестностях гор. Сталинир. 3) Одобрить предложение Закгосторга о предоставлении ему права финансирования пункта, как в 1935 г., так и в последующие годы. …» (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.2, д 99, л. 429).

6) Из-за изменения статуса земель в связи с расширением оросительных систем в приграничной полосе у администрации Горийского района возникали все новые претензии к территории Юго-Осетинкой автономной области. Постановлением Бюро Обкома КП (б) на заседании от 23 мая 1936 года отмечалось «7. Для разрешения спорных с Горийским районом земельных вопросов командировать в г. Гори Хубаева, Макиева и Суладзе.». (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.2, д 159, кор. 13, л. 321).

Из-за тяжелых условий жизни в Южной Осетии, которая оставалась самим отсталым из всех автономных образований в Закавказье, население переезжало в другие регионы. Обеспокоенные данным вопросом краевое и республиканское руководство в июне 1934 года обратилось к Секретарю Обкома Юго-Осетии Исааку Жвания: «По сообщению ГПУ Грузии в феврале этого года из Ю/Осетии переселились в Северную Осетию 31 хозяйств, преимущественно середняцкие и бедняцкие. По поручению т. Берия прошу сообщить: 1) Действительно ли имело место это переселение. 2) Причины переселения и 3) Имеются ли переселенческие настроения в настоящее время. Зав. Особым сектором ЦК, Мильштейн.» (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.2, д 95, кор. 13, л. 4).

В рассматриваемом периоде особо необходимо отметить время с июня 1936 г. по конец года, когда в СССР для всенародного обсуждения был опубликован проект новой Советской (Сталинской) Конституции. На прошедших 19 июня всегородском партсобрании, и на многих партсобраниях в городе Сталинир и в Джавском районе при обсуждении проекта сталинской Конституции ставился вопрос об объединении Северной и Южной Осетии, и вхождении единой Осетии отдельно в состав СССР, так как согласно проекта новой Конституции ЗСФСР распадался на три отдельные Республики. В Тифлисе это посчитали посягательством на территориальную целостность ССР Грузии.

Претензии к разделу территории ЗСФСР были и в руководстве Армении. Вследствие конфликта по указанному вопросу Лаврентий Берия застрелил в своем кабинете Секретаря ЦК КП(б) Армении Агасия Ханджяна, а потом Государственный аппарат ЗСФСР, в котором главные «роли» были у сторонников Лаврентия Павловича все преподнесли как самоубийство. Ханджян в том числе поддерживал вопрос объединения Северной и Южной Осетии.

При невыясненных обстоятельствах умер от приступа в декабре 1936 года и руководитель Абхазии Нестор Лакоба, после того, как он побывал в гостьях дома у Лаврентия Павловича, а после было официально объявлено, что он был болен, но свою болезнь скрывал. Нестор Аполлонович Лакоба выступал за отделение Абхазской АССР от ГССР и вхождения в состав РСФСР.

Лаврентий Берия, пользуясь абсолютной поддержкой и покровительством Иосифа Сталина, начал массовую чистку в Южной Осетии, чтобы на корню уничтожить желание к объединению с Северной Осетией.

На основе указаний Л. Берия, 10 августа и 21 сентября 1936 года ЦК КП (б) Грузии принял постановления «Об укреплении горных животноводческих колхозов Грузии». Все неугодные руководители Области на первом этапе были смещены со своих постов, и был направлены для дальнейшей работы в горные отдаленные сельсоветы. (Мат. ГАУ РЮ: ф.1, о.2, д 160, кор. 13, лл. 159-160; ф.1, о. 2, д. 161, кор.13, лл. 14-16). Впоследствии для искоренения идеи объединения двух Осетий, репрессии начались и в Северной Осетии. Из-за начала массовых репрессий вопросы землеустройства для Южной Осетии отошли на второй план. Вследствие массовых репрессий в автономной области начался экономический спад, практически не были выполнены все производственные планы.

V-этап, период с декабря 1936 года до 22 июня 1941 года, начало Великой Отечественной Войны (ВОВ). Промежуток времени с момента принятия в декабре 1936 года Конституции СССР, на основе которой впоследствии в 1937 году была принята и Конституция ГССР и до начала войны с фашисткой Германией. В течение всего этого времени проходили массовые репрессии, которые окончательно прекратились только с началом войны.

Согласно новой Конституции всенародным достоянием объявляли землю, ее недра, воды, леса, колхозам земли предоставлялись в вечное пользование. В ведение Союзного Государства в том числе передавались вопросы по контролю за соблюдением Конституции СССР и обеспечение соответствия Конституции союзных республик общесоюзному. Согласно новой Конституции территории союзных и автономных республик не могли быть изменены без их согласия. Согласно новой Конституции ГССР, территория автономной области могла быть изменена с согласия Совета депутатов трудящихся автономной области. Впервые проект новой Конституции ГССР на осетинском языке был опубликован в газете «Коммунист» от 5 февраля 1937 года. (Мат. ГАУ РЮО: ф.1, о.2, д 187, кор. 16, л.39). Вообще процессы, происходившие в этот период времени можно охарактеризовать следующим. Руководство ЦК КП (б) Грузии поставило своей целью окончательно решить «осетинский вопрос», было репрессировано абсолютное большинство партийных, советских и комсомольских руководителей, наиболее заметная часть интеллигенции автономной области, репрессированы, в том числе, и руководители среднего и низшего звена. Репрессиям подверглись все граждане Южной Осетии, хоть вскользь когда-либо замеченных в поддержке идеи объединения двух Осетий, что подразумевало посягательство на территориальную целостность ГССР.

В предвоенные годы для экономики страны большое значение имели внешние рынки, в первую очередь, для сбыта сельхозпродукции. Когда из-за всемирного кризиса зерно подешевело, нужные для выживания в войне средства могли быть только путем экспорта леса, что вызвало рост ГУЛ-ага, как производственного комплекса и возникновения в нем хозрасчета. При всей жестокости ГУЛ-ага он показал эффективность, и в феврале 1941 года Пленум ЦК ВПК(б) принял решение о распространении хозрасчёта на остальную экономику.

VI-этап, период времени с 22 июня 1941 года по май 1945 года территориальные изменения, произошедшие на территории СССР, Южную Осетию не коснулись. Во время ВОВ после депортации в Среднюю Азию балкарцев, ингушей, калмыков, карачаевцев, крымских татар, курдов, турков-месхетинцев и чеченцев в СССР произошли территориальные изменения. Территория Грузии была зачищена от не грузин, и к Грузинской ССР отошли части территории Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и Чечено-Ингушетии. Согласно программы «мобилизационного социализма» все трудовые, производственные и экономические силы огромной страны были направлены на борьбу с агрессором.

VII-этап, период с мая 1945 года по март 1953 года, послевоенное восстановление и конец эпохи Сталина.

В послевоенные годы, благодаря продуманной экономической политике руководства Советского Союза, в кратчайшие сроки была восстановлена разрушенное войной экономика. Но изменения в лучшую сторону, происходившие в СССР, не очень были заметны в Юго-Осетинской автономной области. Из-за тяжелых условий жизни и отсутствия работы началась очередная массовая миграция населения Южной Осетии в Северную Осетию и другие регионы СССР. Не разбираясь в причинах происходящего, руководители ЦК КП (б) Грузии не очень жалели о происходящих процессах, называя переселенцев «предателями».

Информацию об изменении территории Юго-Осетинской автономной области, произведенную согласно действующих на тот момент времени законов, члены Комиссии в архивах не обнаружили. Но по большому счету изменять территорию необходимости не было, она и так «зачищалась» в следствии негласно реализуемой руководством республики политики.

VIII – этап, период с марта 1953 года, начиная со смерти И.В. Сталина и до ноябрьского1964 года Пленума ЦК КПСС, время, когда главой компартии был Н. С. Хрущев.

Главной задачей Руководства Советского Союза было переключение энергии военного и восстановительного периодов на развитие и модернизацию всех сфер общественной жизни. Экономическая политика, проводимая руководством СССР, негативно отразилась как на экономику, так и на благосостояние всего населения страны. Происходившие в стране процессы не могли не отразиться на Южной Осетии, миграция населения продолжилась ввиду отсутствия работы, хотя появились несколько небольших заводов, такие как «Эмальпровод» и «Электровибромашина».

Юго-Осетинская автономная область была единственным регионом СССР, где общая численность населения уменьшалась. Несколько раз были попытки, закрытия самого крупного в Южной Осетии предприятия, Квайсинского свинцово-цинкового комбината, запущенного в 1949 году.

После доклада Н. С. Хрущева на XX съезда ВКП(б) в 1956 году и возвращения части депортированных в 1944 году народов, в СССР снова произошли территориальные изменения. От ГССР отошли территории, которые были включены в ее состав во время войны. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 11 января 1957 года «О передаче части территории ГССР в состав РСФСР» не затрагивал территорию Юго-Осетинской автономной области. Комиссия Парламентского расследования не нашла в архивах информацию, которая бы подтверждала территориальные изменения между Юго-Осетинской автономной областью и внутренними районами Грузинской ССР в указанный исторический промежуток времени.

IX – этап, период с ноября 1964 года по ноябрь 1982 года, время правления Л. И. Брежнева в СССР.

Период времени, когда во главе Советского Союза находился Леонид Брежнев, ознаменован, в первую очередь, изменением экономической политики и вследствие этого улучшение благосостояния населения, как в целом в СССР, так и в Юго-Осетинской автономной области. По итогам выполнения 8-я пятилетка (1966—1970 годов) стала самой успешной в советской истории и получила название «золотой». Было построено 1900 крупных предприятий, в том числе такие, как автомобильный завод «КАМАЗ» в Тольятти, заложена основа современного «Газпрома». Миграция населения из Южной Осетии значительно сократилась, стали строится новые промышленные предприятия, началось массовое строительство жилья и транспортных коммуникаций.

В 1977 году была принята новая Конституция СССР, так называемая брежневская или Конституция развитого социализма. На основе вновь принятой Конституции СССР на внеочередной восьмой сессии Верховного Совета Грузинской ССР девятого созыва 15 апреля 1978 года была принята новая Конституция Грузинской Советской Социалистической Республики. Как и в Конституции ГССР 1937 года, в Конституции 1978 года учитывались интересы Юго-Осетинской автономной области. В главе 9 «Автономная область» статья № 83 гласит: «Юго-Осетинская автономная область находится в составе Грузинской ССР.». Далее в статье № 84 отмечено: «Закон об Юго-Осетинской автономной области принимается Верховным Советом Грузинской ССР по представлению Совета народных депутатов этой области.».

В «Законе Грузинской советской социалистической республики оЮго-Осетинской автономной области», от 1980 года в главе № 1 «Общее положение» отмечено:

«Статья 1. Автономная область

Автономная область есть форма советской автономии.

В соответствии с Конституцией СССР и Конституцией Грузинской ССР Юго-Осетинская автономная область находится в составе Грузинской ССР.

Органы государственной власти и государственного управления Грузинской ССР всемерно заботятся о подъёме уровня экономики и культуры в автономной области.

Статья 2. Законодательство Союза СССР и Грузинской СССР о Юго-Осетинской автономной области

В соответствии с Конституцией СССР и Конституцией Грузинской ССР правовое положение Юго-Осетинской автономной области определяется настоящим Законом и иными актами законодательства Союза ССР и Грузинской ССР.

Статья 3. Вопросы административно-территориального устройства Юго-Осетинской автономной области

Территория автономной области не может быть изменена без согласия Совета народных депутатов Юго-Осетинской автономной области.

Изменения границ автономной области производятся в порядке, определяемом законодательством.

Вопросы административно-территориального устройства автономной области решаются с учетом мнения соответствующих государственных органов автономной области.»

​В приведенных выше материалах объясняется законная процедура проведения изменений административной границы Юго-Осетинской автономной области при необходимости. Однако Комиссия парламентского расследования в своей работе не нашла материалы об изменении территории Юго-Осетинской автономной области.

​X – этап, с ноября 1982 года до начала 90-х годов XX века, период, когда СССР руководили Ю. В. Андропов, К. У. Черненко и М. С. Горбачев. Время развала единого государства и начало противостояния Грузии и Южной Осетии. Этот период для народа Южной Осетии – начало нового этапа в борьбе за свою независимость и самоопределение.

​Ошибки в экономической политике, допущенные в последние годы правления Л. Брежнева и всестороннее международное давление со стороны коллективного «Запада», не прошли даром. В СССР начали уменьшаться темпы экономического роста, внутри правящей элиты начала процветать коррупция. Качественные показатели всей производимой продукции и выполняемых работ, кроме продукции и работ в ВПК, значительно уменьшились. Некогда могучая держава, которая спасла мир от «коричневой чумы» и остававшаяся мощной военной силой, стала разлагаться и разрушаться изнутри.

​Попытки Ю. В. Андропова выправить ситуацию в стране, не увенчались успехом в силу его физического состояния и короткого времени, в течение которого он находился у власти.

​С приходом к власти в СССР К.У.Черненко, процессы всестороннего разложения и развала Советского Союза продолжились.

​С приходом в руководство страны молодого и энергичного М. С. Горбачева, народ Советского Союза ожидал перемен к лучшему. Горбачев, понимая несовершенство системы управления страной, и понимая жизненную необходимость проведения перемен для сохранения страны, приступил к ее перестройке.

​Периодом перестройки в СССР принято считать 1985-1991 годы. Перестройка затронула социальную, политическую и экономическую жизнь Советского Союза. Многие считают именно перестройку этапом, который привел к распаду СССР.
​Проводимые мероприятия привели к расколу общества на демократов и коммунистов. Это сформировало некоторую напряженность в социальной среде, породившую неуправляемость перестроечных процессов. Вследствие внутренних противоречий в стране не была достигнута цель построения «демократического социализма». В дальнейшем государство полностью потеряло контроль над происходящими в стране процессами, и все было пущено на самотек.
​Экономические трудности привели к тому, что союз республик потерпел крах. В 1989 году правительство официально признало экономический кризис. Данный период характеризовался товарным дефицитом. В свободной продаже не было никаких товаров, кроме хлеба. В стране была введена карточная система. Вследствие всего вышесказанного обострились внутренние противоречия, начался рост националистических движений, в стране начались конфликты на национальной почве.
​В конце 80-х годов началась активизация грузинского националистического движения и экстремистские действия его руководителей привели к резкому обострению межнациональных отношений в Грузинской ССР.В августе 1989 года Верховный Совет Грузинской ССР, уже подконтрольный националистическим движениям, объявил грузинский язык официальным языком во всей республике. Хотя союзное государство официально существовало, но Юго-Осетинская автономная область уже была разделена. Включенные с состав автономной области грузинские села, оправдали свое предназначение, превратились в опорные пункты грузинских националистических движений. В грузинских анклавах Южной Осетии и во внутренних районах всей Грузии, особенно в сохранившихся осетинских анклавах Грузии, начались этнические чистки. К началу 90-х годов прошлого века абсолютное большинство грузинского населения Республики в независимости от политических и религиозных взглядов считало осетин людьми второго сорта, которых надо вымести «грузинской метлой» с территории Грузии. Самая «красная» Советская Республика (по проценту коммунистов на душу населения) в одночасье превратилась в фашистское государство. Начался очередной исход осетин с Грузии, а точнее не только осетин, а всех негрузин.
​XI – этап, с начала 90-х годов XX века и до августовской войны 2008 года, время противостояния между Южной Осетией и Грузией, провозглашение независимости Республики Южная Осетия, заложение основ независимого государства. С начала 90-х годов прошлого века граница между Республикой Южная Осетия, провозглашенной в границах Юго-Осетинской автономной области и Республикой Грузия, образованной на базе ГССР, определялась, как и семьдесят лет назад по этническому принципу. По сравнению с 20-ми годами XX века осетин в автономной области уже было меньше, к тому же, проводимая руководством Советской Грузии политика, разделила Южную Осетию на экономически и коммуникационно не связанные районы. Связь между этими районами автономной области осуществлялась через территорию Грузии или по горным тропам пешком (воистину разделяй и властвуй). Так как основные транспортные и энергетические коммуникации области так же проходили через Грузию, Южная Осетия попала в блокаду. По сравнению с экономической мощью пятимиллионной Грузии, экономическая мощь Юго-Осетинской автономной области с населением неполных ста тысяч человек, из которых 33% были грузины, была несравненно мала. На первых порах конфликта Южную Осетию поддерживала братская Северная Осетия и несколько северокавказских республик, но и их возможности были ограничены. Противостояние периодически переходило в активные военные действия.
​От полного исхода и уничтожения народ Республики Южная Осетия спасла Российская Федерация, под давлением которой Грузия пошла на заключение Дагомысского соглашения о принципах мирного урегулирования грузино-осетинского конфликта 24 июня 1992 года. В рамках заключенного договора в зону конфликта были введены трехсторонние смешанные миротворческие силы. Границы между двумя противоборствующими сторонами были установлены по линии прекращения огня. Конфликт был «заморожен», хотя экономическое давление неподконтрольной территории Грузией никогда не прекращалось.
​С момента провозглашения Республики Южная Осетия, его руководство понимало важность и необходимость определения линии прохождения Государственной границы. Хотя не вся территория бывшей автономной области еще была подконтрольна руководству Южной Осетии, Верховный Совет Республики Южная Осетия 31 августа 1992 года издал Постановление «О меморандуме «О границах Южной Осетии», где говорилось:
​«Верховный Совет Республики Южная Осетия признает целостность и неделимость границ Республики Южная Осетия в пределах границ Юго-Осетинской автономной области.
​Верховный Совет Республики Южная Осетия еще раз констатирует, что за всю историю существования осетинского народа не существовало границ между Южной и Северной частями Осетии вне Конституции ГССР и Конституции СССР. С развалом СССР и отменой Конституции ГССР сняты все правовые и договорные основания существования границ между Южной и Северной Осетией.
​Установление этих границ впредь недопустимо без участия высших органов государственной власти Республики Южная Осетия и Северо-Осетинской ССР», данное Постановление никем не отменено.
​Грузия, подстрекаемая своими кураторами, не оставляла надежд вернуть неподконтрольную территорию Южной Осетии под свое влияние. Очередное обострение началось весной 2004 года после того, когда Михаил Сакашвили решил вернуть власть над неподконтрольной территорией – Южной Осетией. После поражения грузинских войск 19 августа 2004 года на Тлиаканской высоте, стороны отошли на первоначальные позиции. Хотя конфликт был остановлен, но всем было ясно, попробовав свои силы и потерпев поражение, Грузию его кураторы будут готовить к новой войне.
​Все четыре года, до августа 2008 года Грузия под патронажем США и НАТО вела усиленную подготовку к очередной войне. Вооруженные силы Грузии проходили обкатку в Афганистане и Ираке, периодически проводились совместные военные учения. Грузии передавалась военная техника. К началу конфликта в Грузию были переброшены военные специалисты с разных стран ближнего и дальнего зарубежья, масс-медиа Грузии готовили население к покорению отколовшихся территорий. И все было учтено и продуманно, и время подобранно, 08.08.08, начало Олимпийских игр в Пекине, не учли только мужество осетин и решимость руководства Российской Федерации.
​XII – этап, период после окончания августовской войны 2008 года по настоящее время, начало официального признания Республики Южная Осетия международным сообществом. Процесс начался с признания Республики Южная Осетия Российской Федерацией 26 августа 2008 года.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Солнечный

Экстренные службы

  • 112 – МЧС РЮО
  • 101 – Пожарная служба
  • 102 – Милиция
  • 103 – Скорая мед. помощь
  • 104 – Аварийная служба газа
  • 105 – Водоканал
  • 806 5030 – Защита прав потребителей
  • 805 47 71 – Вывоз строительного и бытового мусора
Акция. ЮОГУ

ЮОГУ

Цитаты

Деньги не портят человека, они просто показывают, кто он есть на самом деле.
Производство сайтов

Новости

«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Солнечный

Энергоресур

Объявления

Услуги по заправке картриджей и ремонту принтеров . Быстро недорого с гарантией!
10 лет качественной работы! Так же продаются Б/У принтеры в хорошем состоянии, фирмы: Canon, Samsung , HP и Xerox. Телефон для справок +7 929 804 44 74, спросить Колю

***
***
Сдача в аренду частного домовладения на ул. Коблова Сдам в аренду на длительный срок (не менее 1 года) частное домовладение в г. Цхинвал со всеми удобствами. Стоимость 30 000 руб. мес. + счетчики. Удобства: прихожая, спальные комнаты-3, зал-1, кухня, ванная комната, накопительный бак для автономного водоснабжения в объеме 2000 литров для бесперебойной подачи горячей или холодной воды в случае отсутствия воды в городском водопроводе, отопление, цифровое телевидение, триколор, обустроенный двор, приусадебный участок, гараж на 2 легковые автомашины. В шаговой доступности есть магазины, аптеки, школа. Обращаться по телефону: 8-929-811-85-92
***

Радио ОНЛАЙН!

Радио ОНЛАЙН!